T

Имран Амед и Тим Блэнкс (The Business
   of Fashion) —
о прошедших показах.

Текст:
Юлия Выдолоб

Выход супермоделей на показе Versace, вторая коллекция Рафа Симонса для Calvin Klein, дебюты новых креативных директоров – основатель издания The Business of Fashion Имран Амед обсудил с fashion-критиком BoF Тимом Блэнксом прошедшие недели моды. Трансляция разговора была доступна только для подписчиков BoF. The Blueprint публикует краткий рекап часовой беседы.

1.

Самый запоми-нающийся момент

Донателла Версаче. Она воссоздала вот этот момент с супермоделями, то, в чем так хорош был Джанни Версаче.



2.

Старые коллекции, которые внезапно очень актуальны

Они все еще релевантны, хороши, они вдохновляют. Обычно в смене сезонов теряется много хорошего — и если остановиться и оглянуться, можно найти много того, что пригодится следующим поколениям, то, что они захотят носить.

3.

Кайя Гербер

Она так идеально готова к подиуму! Должен признаться, что Кайя лучше, чем ее мама.

4.

Как изменилась мода за последние 20 лет?

Изменилась сама суть показа. Шоу раньше были куда более резонирующими. Модели улыбались, аудитория подбадривала их. Эта энергия куда-то делась, люди больше не улыбаются на подиуме. В 90-е шоу были событиями. Мартин Ситбон, Джон Гальяно, Gucci — в те дни показ всегда был очень круто режиссированным поводом, лондонские студенты подделывали приглашения, люди умоляли пустить их. Сейчас больше ощущение, что ты все это уже где-то видел. Поэтому на Versace было приятное чувство, что время в хорошем смысле остановилось.

5.

Нью-Йоркская неделя моды

Было четкое ощущение, что Нью-Йорк — не город Трампа. Атмосфера была в целом очень мрачная. Но запоминающимся моментом было шоу Анны Суи. Придет время, когда люди будут смотреть на то, сколько работы вложено в каждый ее сезон. Она каждый раз создает целый мир, каждая ее коллекция — путешествие. И мне неожиданно понравился Coach. Коллекция внезапно напомнила мне о том, что мог бы сделать Марк Джейкобс во времена, когда он был в лучшем настроении и состоянии, чем сегодня. Это было действительно заразительно.

6.

Раф Симонс для Calvin Klein

Раф Симонс (креативный директор Calvin Klein. — Прим. ред.) развивает новый язык, очень обширный с точки зрения референсов, и людям нужно время, чтобы научиться читать его. Его Calvin Klein совершенно другой, чем он был раньше, со своим знаменитым минимализмом. Сейчас мы видим, как некоторая бельгийская мрачность Рафа накладывается на американу, фильмы ужасов, чирлидерш — и нам нужно привыкнуть к этому. Если Dior Рафа — это что-то вроде прекрасного сна, то его Calvin Klein — что-то вроде ночного кошмара.

7.

Burberry

Было приятно наблюдать возвращение к старому, которое ощущалось как новое. На бэкстейдже я видел, как молодые ребята хватали вещи в клетку, которые они видели в первый раз. То, что Кристофер Бейли (креативный директор Burberry. — Прим. ред.) сделал с клеткой Burberry, было очень разумно. Еще есть ощущение, что Кристофер больше вложился в кураторство шоу: новая площадка, фотовыставка — все это было хорошо.

8.

Лондон

Лондон всегда был кузницей модных кадров и двигателем моды. Но этот сезон не был особенно выдающимся.

9.

Gucci

Самый коммерчески успешный бренд сейчас — это Gucci. Алессандро Микеле (креативный директор Gucci. — Прим. ред.) в этом сезоне сделал примерно то же, что и в прошлом, продолжил нарратив, так сказать. С точки зрения творчества это просто блестяще. Он великий рассказчик. В этот раз он поставил шоу как рейв — так что одежду не было хорошо видно. Зритель получал сенсорный перегруз. Gucci дает тебе индульгенцию на то, чтобы быть эксцентричным от макушки до носков, заставляет думать — как жаль, что в 20 лет я не сидел на этом шоу! Ты выглядишь спокойно? Спасибо! Ты выглядишь ужасно? Тоже спасибо!

10.

Prada

У Миуччи Прады (креативный директор Prada. — Прим. ред.) всегда есть манифест, который может быть крайне абстрактным и даже не относиться напрямую к одежде. После показа мы говорили с ней про дух сопротивления. В этот раз она думала про комиксы, Анджелу Дэвис, женщин — символов сопротивления. Она обычное делала необычным. Ее работа всегда политизирована, но в этот раз особенно. Она была резче. Меньше двусмысленности. С ощущением крайней уверенности в себе. И в этом сезоне история и одежда очень хорошо сочетались между собой.

11.

Dior

Очень все противоречиво. Люди просто разделились на полюсы касательно Марии Грации Кьюри. Есть те, кому нравилось то, что делал Раф (Симонс, бывший креативный директор Dior, сейчас — в Calvin Klein – Прим. ред.), и им кажется, что то, что делает она, — то ли слишком молодо, то ли слишком дешево, и эти футболки ее им не нравятся. Я считаю, что Марии удалось вернуть в Dior утилитарный момент. Она делает все очень прагматично. Я уважаю ее бесстрашие. Она крайне мотивирована желанием стать голосом женщины в модном доме, где женщин отродясь не было. И в каком-то смысле мне это нравится.

12.

Saint Laurent

Эйфелева башня на показе, открытие музея — очень много всего происходит у бренда. В коллекции действительно много самого Энтони Ваккарелло (креативный директор saint Laurent – прим. ред.). Он пользуется словарем Сен-Лорана, но и его самого я вижу здесь. Все было очень коротким! Ноги, ноги, ноги. Как обычные женщины будут это носить? И невероятные конструкции, потрясающие силуэты. Это было шоу как из космоса.

13.

Новые креативные директора

По поводу Lanvin — думаю, Ванесса Фридман в New York Times была права с заголовком «Как разрушить бренд за три года». Говоря про Клер Уэйт Келлер (креативный директор Givenchy. — Прим. ред.) — очень коммерческая коллекция. Она хотела показать женщину и мужчину Givenchy вместе. Мне кажется, люди пока плохо ее знают. Наташа Рамсей Леви (креативный директор Chloé. — Прим. ред.) — настоящая новая Chloe-girl. Ее коллекция была настолько целостная. Каждая туфелька, каждый аксессуар были продуманы. Кстати, говорят, что Николя Гескьер (креативный директор Louis Vuitton. — Прим. ред.), с которым Наташа работала 15 лет, возможно, чувствует себя свободнее без нее!

14.

Louis Vuitton

Первое, что я подумал, увидев на подиуме камзол — кажется, я видел это раньше — в Dior! И это силуэт, который любил Маккуин. И Рэй Кавакубо (креативный директор Comme Des Garçons. — Прим. ред.) делала камзолы. Но это была очень цельная коллекция. Да, я не тот человек, кто будет решать, стоит ли носить камзол из тяжелой парчи с парой спортивных шорт или с массивными кроссовками. Но этот образ сработал. Николя Гескьеру всегда удавалось соединить что-то странное из прошлого с чем-то странным из настоящего и подать так, чтобы казалось, что это из будущего.

15.

Chanel

Сет-дизайн на этот раз был особенно удивительным — а ведь мы уже видели ракету, супермаркет, кафе… Для меня это была еще одна коллекция, которая возносила обыденное. Моя личная проблема с Chanel — это 100 луков. Просто я считаю, что 30 — уже много. Как было бы здорово, если бы Карл Лагерфельд сделал 15 продуманных, прекрасных образов!

{"width":1200,"column_width":132,"columns_n":8,"gutter":20,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}