T

Как стать куратором: Екатерина Иноземцева

В рамках рубрики «Карьера» мы запускаем серию материалов о том, как профессионалы креативной индустрии строили карьеру — от первых стажерских позиций до больших должностей и громких проектов. Первой героиней стала Екатерина Иноземцева, в декабре прошлого года ставшая первым русским главным куратором музея современного искусства «Гараж». Она организовывала там, пожалуй, самые громкие выставки — с Виктором Пивоваровым, Такаси Мураками и Павлом Пепперштейном. Полина Крюкова поговорила с ней о том, как и где начинался ее карьерный путь и какие уроки она усвоила за два десятка лет в профессии.

1999-2004

О ВЫБОРЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ В 11 ЛЕТ

студентка филфака МГУ

Я поняла, куда хочу поступать, в 11 лет. Что, конечно, смешно: ребенок, мечтающий стать филологом. Мои родители на этот выбор никак не влияли — мама работала врачом, а папа — инженером. У меня в анамнезе нет ничего, что предвещало бы такой вот поворот. Чтобы как-то подкрепить интерес к литературе и визуальному искусству, меня «устроили» в Клуб юного искусствоведа при Пушкинском музее, а после школы я поступила на филфак МГУ, где с самого начала и до конца занималась немецкой литературой конца XVIII — начала XIX века. Все мои сверстники поступали на экономические и юридические факультеты, с каким-то прицелом на развитие карьеры в будущем, а у меня никогда не было внятных или хоть сколько бы сформированных карьерных планов. Мне, наоборот, было важно, что я иду на абсолютно не прикладную специальность, в которой нет никакой определенности. Это поле фундаментального гуманитарного знания, форма мышления, если угодно. В этом смысле поступление на филфак стало таким очень освобождающим жестом. При этом я понятия не имела, что произойдет с моей карьерой.

О судьбоносном знакомстве в маршрутке

Моя история с современным искусством началась совершенно случайным образом. В маршрутке по дороге в Гете-институт (ездить туда было обязательной повинностью любого студента-германиста) ко мне обратилась милая пара: «Девушка, вы говорите по-немецки? Тут нужно женщине подсказать, где находится Гете-институт». Заблудившейся иностранкой оказалась Лиза Шмитц — довольно известная художница и активистка. Она в свое время устроила чуть ли не первую выездную выставку русского искусства, которая называлась «Iskunstvo: Москва—Берлин 1988», и вывезла на выставки в Берлин многих русских художников. Мы с ней разговорились, и она сказала: «Если хотите работать в искусстве, напишите письмо Лене Бажанову» — он тогда был арт-директором Государственного центра современного искусства.


Написав ему крайне экзальтированное письмо и не получив ответа через неделю, я как-то ни на что не рассчитывала. Но тут вдруг увидела в ящике уведомление — «Извините, я в отпуске был. А теперь я в Москве, приходите». Так, не зная ничего об организации выставок и не имея специального образования, я вышла на работу координатором в отдел экспериментальных программ ГЦСИ с зарплатой 5000 рублей в месяц. Там я делала абсолютно все, что касается организации выставок: составляла договоры, считала бюджеты, писала тексты, резала этикетки, выполняла очень много разного рода поручений. Зато знаете, как я сейчас режу пенокартон? Великим образом!



2003–2004

координатор отдела экспериментальных программ Государственного центра современного искусства

О сложностях в работе куратора

На каждом этапе карьеры возникают разные сложности: то мало платят, то работать приходится по 20 часов, то опять мало платят, то снова приходится перерабатывать. Но если понимать, зачем ты это делаешь, вырабатывается такая универсальность, которая помогает очень хорошо вникнуть во все процессы. Я полностью согласна с общим мнением, что начинать нужно, условно, с разноса кофе — то есть с каких-то ассистентских позиций. Важно понимать, как устроен процесс изнутри — юридически-правовая сторона организации выставок, бюджетирование, как монтируется выставка, с какой стороны с шуруповертом подходить к гипсокартону и с перфоратором к бетонной конструкции. Эти знания — то, что делает вас профессионалом.

2004–2005

сотрудник Галереи Гари Татинцяна

О тренировке глаза и самообразовании

Если вы хотите стать куратором, очень важно бесконечно тренировать глаз. Визуальная информация должна лезть из глаз, из ушей и из прочих органов тела, ее невозможно «пережрать». Вам необходимо свою кровь превращать в поток визуальных изображений — я не шучу. На собственном опыте я убедилась, что для того, чтобы заниматься современным искусством — да в принципе вообще чем угодно, что вас искренне волнует и интересует, — некоторый цикл первичной и вторичной грамотности можно освоить самостоятельно, в сольном режиме. Мы живем во время бесконечных визуальных потоков, и было бы странно этим не пользоваться: например, не захаживать в стримы и не просматривать онлайн-коллекции музеев со всего мира, не читать специальную литературу, которую можно найти в открытом доступе в интернете. Я в свое время специально ходила за периодической американской прессой в Иностранку (Библиотека иностранной литературы им. М. И. Рудомино. — Прим. The Blueprint), а сегодня все это можно легко найти онлайн.

О работе с Мариной Лошак

2006–2011

В 2006 году я стала работать вместе с Мариной Лошак в галерее «Проун» на «Винзаводе», и это знакомство довольно сильно повлияло на мою биографию. Марина — один из самых чутких экспозиционеров (создателей выставок, — Прим. The Blueprint), которых я встречала в своей жизни. Она обладает безупречным визуальным чутьем, и при работе с ней я как-то очень органично это впитывала. Видение выставочного пространства, понимание важности сантиметров и миллиметров, ритма и ряда, обрамления — все это было сформировано во мне именно тогда.

куратор и заместитель арт-директора галереи «Проун»

О правилах работы с художниками

Наверное, я начала впервые делать выставки как «взрослый» куратор, когда работала в МАММ. Никаких эмоций от того, что мое имя висит на стенке, у меня никогда не было и нет. А эмоции после завершения проекта описать очень сложно. При работе с любым художником вы проживаете целую жизнь. Важно научиться настраиваться на художника, на его художественную систему и перед работой с художником N вычищать из себя все, что казалось важным при работе с художником B. Успех выставки часто зависит от того, как вам удалось выразить мироощущение художника. А для того, чтобы лучше находить контакт с художниками, нужно тренировать в себе навыки коммуникации и учиться особой чуткости — это, пожалуй, одно из самых важных качеств в профессии.

2011–2014

главный куратор и заместитель директора Мультимедиа Арт Музея, Москва

2014

О проектах, которые исцеляют

куратор Музея современного искусства «Гараж»

Когда мы делали выставку с Такаси Мураками, это был удивительный опыт. Куратор — это всегда командный игрок, он не может существовать в одиночестве, особенно если это куратор институциональный. В ходе работы над той выставкой мы достигли какого-то нового уровня командного взаимодействия. Музей функционировал как настоящий человеческий организм. Но после всей этой машинерии, связанной со студией Мураками, с масштабностью проекта, мне, кажется, нужно было ложиться в рехаб. На работу тогда наслоились трагические обстоятельства в личной жизни, поэтому было в целом очень тяжело. Но мое спасение наступило со следующим проектом, который я делала сразу после Мураками. Это была очень камерная выставка грузинского художника Андро Векуа в западной галерее музея «Гараж». Андро — художник, которого я впервые увидела на биеннале в Венеции за пять лет до этого и уже тогда подумала, что мне важно сделать с ним выставку. Я довольно долго к нему приближалась, но когда мы все-таки договорились и начали работать вместе, процесс взаимодействия с ним стал для меня совершенно исцеляющим. Эта резкая смена масштабов, колоссальное отличие способов работы и художественных систем — весь этот опыт позволил мне обрести какие-то совершенно новые качества и навыки.

2017

старший куратор музея «Гараж»

Об отсутствии карьерных амбиций

Мы сейчас в изобилии наблюдаем такие ситуации, когда человек учится по завету родителей на специальности, которая ему не интересна, чтобы в будущем уж точно устроиться на работу. Но я не понимаю, какую гарантию в собственной жизни мы пытаемся себе обеспечить? Какую соломку и подо что мы себе стелем? «Соломку» того, что будет зарплата в определенное количество тысяч в месяц? Это сделает нас более счастливыми? Нет. Я очень рада за тех людей, которые к 35 годам находят в себе смелость сказать — «С меня хватит» — и меняют профессию — открывают свои ювелирные, кондитерские, столярные мастерские.


У меня самой никогда не было и нет никаких внятных карьерных устремлений. Об этом свидетельствует и выбор филфака, и последующее погружение в искусство. Я никогда не грезила об американских и европейских музеях, потому что мне кажется несвоевременным и странным формулировать амбиции и цели где-то там, не здесь. У меня есть задачи, которые мне важно решить в пределах «Гаража» и в пределах этой страны прямо сейчас. А вот целей поработать с конкретными художниками много. Пантеон любимчиков и желаний бесконечно меняется, и если ты хотя бы одного из этого сета вытаскиваешь, это большое счастье.

2020

главный куратор музея «Гараж»

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}