Blueprint
T

Не сомне-вайтесь в Самни

Вы еще не раз услышите про Мозеса Самни. 30-летний музыкант, автор песен, режиссер, модель IMG и с недавних пор еще и актер снимается в сериале The Idol сценариста «Эйфории» Сэма Левинсона — с Лили-Роуз Депп, The Weeknd и Троем Сиваном в главных ролях. А еще участвует в шоу Burberry и Vogue World, пишет музыку по заказу Louis Vuitton и снимается в кампании Calvin Klein. Его уже называют новым Принсом, но задатки у Мозеса и вовсе королевские.

ОН РОДИЛСЯ В СЕМЬЕ ЭМИГРАНТОВ-НЕЛЕГАЛОВ

Писать песни Мозес Самни начал в 12 лет. В стол. Тогда, в 2004-м, он был замкнутым, неуверенным в себе молчаливым подростком. Он уже два года жил в столице Ганы — Аккре, но все еще с трудом изъяснялся на местном языке — чви. Мозес тосковал по Калифорнии: его родители эмигрировали туда из Западной Африки и (спойлер: нелегально) прожили там десять лет, а потом вернулись обратно в Гану. Все, что Мозес смог привезти с собой из Сан-Бернардино, откровенно бесило его новых учителей: они высмеивали его акцент и любовь ко всему американскому (а еще не скупились на телесные наказания за малейшие проступки). В общем, на исторической родине Мозес Самни чувствовал себя чужим. И коротал дни преимущественно молча. Годы спустя Мозес встретит на одной вечеринке своего старого знакомого и услышит от него примерно следующее: «Все, кто когда-то был с тобой знаком, в шоке. Когда я звал тебя в гости, ты приходил и сидел молча. Как ты вообще выступаешь перед людьми?» Действительно, как?


Дома и стены помогают: когда Мозесу было 16, семья Самни вернулась в Калифорнию, и до него вдруг дошло, что нужно что-то менять: «Я решил, что буду хорошо одеваться, стану интересным человеком и начну серьезно заниматься музыкой». Это обещание Мозес сдержал: пошел на вокал, поступил в Калифорнийский университет, чтобы изучать поэзию, и с головой окунулся в общественную жизнь: попросился редактировать университетскую газету и вести радиопрограмму. А еще целый семестр корпел над шекспировскими пьесами во время учебы по обмену — в Великобритании.


ЕГО РОДИТЕЛИ НАСТАИВАЛИ НА «НОРМАЛЬНОЙ» РАБОТЕ И ВЫБРАСЫВАЛИ ПОКЕМОНОВ

Мало какие родители приходят в восторг, когда ребенок заявляет, что хочет стать артистом. Чета Самни — не исключение. После окончания Калифорнийского университета родители настоятельно советовали сыну пойти на магистратуру и стать юристом. Но Мозес выторговал условие: он поступит в юридическую школу, только если не сможет запустить успешную музыкальную карьеру. Дедлайн — следующий, 2013 год.


Наплевать на мнение родителей Мозесу не позволяло воспитание. Пасторы-евангелисты, Самни держали Мозеса и его старшую сестру в ежовых рукавицах, в Калифорнии водили их в частную христианскую школу (там они были единственными черными детьми) и многое запрещали. Например, покемонов. Мозес до сих пор злится на мать за то, что она выкинула его коллекцию игрушек, назвав покемонов «дьявольскими отродьями» (это определение она услышала в церкви). А вот когда Мозес заявил, что не будет ходить на занятия по хору, потому что в это время по телевизору крутят новые серии ситкома «Сабрина — маленькая ведьма», родители не стали сопротивляться.


ВЕЛ БЛОГ АЛИСИИ СИЛЬВЕРСТОУН, ПИСАЛ РЕЦЕНЗИИ И РАБОТАЛ В ПИЦЦЕРИИ

До юридической школы дело не дошло. В 2013-м популярное в Лос-Анджелесе женское r’n’b-трио King, с которым Мозес Самни познакомился во время работы на университетском радио, предложило молодому музыканту выступить на разогреве перед парой-тройкой концертов. Продюсеры обратили на Мозеса внимание. Он записал несколько синглов, открыл концерты Джеймса Блейка и Суфьяна Стивенса. Бросил работу в конторе California Pizza Kitchen: Мозес постил в твиттере купоны на бесплатную пиццу (да!).


У Мозеса вообще довольно любопытное резюме. Во-первых, он писал для LA Weekly что-то вроде этого: «Хейтеры должны понять, что Джон Мейер способен не только на нарочитую сентиментальность и шутки про пенис — этот парень может сочинить песню»). Во-вторых, вел велнес-блог звезды «Бестолковых» Алисии Сильверстоун. В 2012-м Мозес даже получил особое поручение: сочинить официальный комментарий актрисы в ответ на скандал, который раздули таблоиды (тогда выяснилось, что Алисия Сильверстоун кормит своего 10-месячного ребенка едой, которую самостоятельно пережевывает).

Обложки альбомов Moses Sumney

ПЕРЕПЕВАЕТ БЬОРК, УВАЖАЕТ ГРЕЙС ДЖОНС, НО СЛУШАЕТ БЕЙОНСЕ И НЕЛЛИ ФУРТАДО

Музыкальные критики сравнивают голос Мозеса Самни с фальцетом Принса, считывают влияние Тома Йорка и Нины Симон. Но сам Мозес с детства любил совсем другую музыку: Ашера, Бейонсе, Джастина Тимберлейка и, конечно, Нелли Фуртадо. Ее дебютную пластинку Whoa, Nelly! Мозес заслушал до дыр. «Она пишет такие хорошие песни», — говорил Мозес про Нелли Фуртадо незадолго до своего 28-летия.


Родители Мозеса часто слушали дома госпел и регги, но сами никаких музыкальных способностей не проявляли. Поэтому Мозес верил в свое особенное предназначение (его отец, впрочем, тоже: он не только назвал сына Моисеем, но и напоминал ему, что он должен «вести за собой людей»).


Сейчас Мозес Самни записывает каверы на треки Бьорк и мечтает о коллаборации с «мамой Грейс» (так он называет Грейс Джонс).

НЕ ПОЕТ О ЛЮБВИ

Когда Мозес только начинал музыкальную карьеру, ему советовали закрепиться в области поп-музыки и петь о том, что будет понятно всем, — например, о любви. Но Мозеса этот план не устраивал: «Я знал, что могу делать более интересные вещи». В самом деле теперь публика (да и музыкальные критики) любят его именно за самобытность. Сочиняя треки для своего первого альбома (Aromanticism), Мозес Самни решил развенчать «культ влюбленности». «Мне наскучили песни про любовь. Почему-то в нашей культуре принято считать, что романтические отношения — цель человеческого существования. Мне нравятся песни про любовь, но я никогда не видел себя в этом жанре, — говорил Мозес. — У меня никогда не было романтических отношений. Я испытывал влечение и платоническую любовь, да, и я, очевидно, обожаю музыку, но романтических отношений в полном смысле этого слова у меня не было».

ЕГО ЛЮБИТ МОДНАЯ ИНДУСТРИЯ

Дебютный альбом Мозеса Самни Aromanticism вышел в сентябре 2017 года, а уже через месяц креативный директор женской линии Louis Vuitton Николя Гескьер включил песню музыканта в саундтрек показа весна-лето 2019. Другие бренды тоже быстро взяли Мозеса на карандаш — и вот он уже сидит в первом ряду на шоу Helmut Lang, снимается в срежиссированном модным драматургом Джереми О. Харрисом спецпроекте Gucci x GQ и в числе первых проскальзывает на бэкстейдж Thom Browne, чтобы лично поздравить Тома Брауна с новой коллекцией.

С дизайнером Риккардо Тиши

Мозес Самни для Burberry

В 2020 году Мозес Самни подписал контракт с модельным агентством IMG. Появился на десятках обложек (от The New York Times Magazine до The Happy Reader), снялся в кампании Calvin Klein, прошелся по подиуму на последнем мужском показе Риккардо Тиши для Burberry и помахал Анне Винтур на шоу Vogue World, куда Мозеса тоже отобрали в качестве модели.

Кампания Calvin Klein #MyCalvins

Мозес Самни на шоу Helmut Lang

ЧУВСТВО СТИЛЯ ПЕРЕДАЛОСЬ ЕМУ ПО НАСЛЕДСТВУ

Мозес Самни считает своим любимым цветом черный, а главными иконами стиля — своих родителей. Прежде чем сделаться пасторами, чета Самни держала небольшой винтажный магазин. Мать Мозеса по приезде в Америку подрабатывала швеей — и с радостью одевала всех, кто хотел одеваться как она. «Мое первое модное воспоминание — фотография родителей, сделанная в Париже. Они жили там в 1980-х. Мама — в белом комбинезоне, папа — в клетчатом костюме», — рассказывал Мозес.


В юности Мозес прошел путь от мешковатых джинсов и футболок, как у звезд хип-хопа, до аккуратных костюмов и строгих рубашек. Но потом все же вернулся к оверсайзу: теперь Мозес Самни носит одежду в размерах от 5XL до 7XL, любит Yohji Yamamoto, Ann Demeulemeester и Random Identities Стефано Пилати. За топами и свитшотами по $5 он не стесняется ходить в аутлеты, смело носит юбки и призывает не разделять одежду по гендерам: «В каждом из нас есть и мужское, и женское начало. На меня сильно повлияли годы в жизни в Гане — там у мужчин принято одеваться не слишком маскулинно: они носят одежду из летящих тканей и любят яркие принты».

РАЗВИВАЕТ КРЕАТИВНОЕ КОМЬЮНИТИ В ТИХОМ ЭШВИЛЛЕ

В 2017-м Мозес решил, что Лос-Анджелес для него слишком шумный, и выбрал для переезда город не самый очевидный — Эшвилл в Северной Каролине (население меньше ста тысяч человек). На восточном побережье Мозес нашел все, чего ему не хватало для счастливой и плодотворной творческой жизни: «Хотелось жить в окружении деревьев и птиц, иметь возможность побыть в тишине и одиночестве». За пять лет жизни в Эшвилле Мозес Самни сформировал вокруг себя творческое сообщество. Как оказалось, в городе много классных хореографов, фотографов и дизайнеров — о них i-D в 2021 году сняли это видео.

ЧТО ПОСЛУШАТЬ И ПОСМОТРЕТЬ

Музыку Мозеса Самни часто описывают как сборную солянку из r’n’b, фолка, инди-рока и соула. Но мы определять точный жанр его творчества не станем — тем более что сам Мозес не желает ассоциироваться с четким музыкальным направлением: «Я сразу решил, что буду пробовать себя в разном — иначе зачем вообще это все?»

#1

Aromanticism

(2017) 

Та самая дебютная пластинка, в которой Мозес развенчивает культ любви и романтических отношений, не ударяясь при этом в свинцовый реализм: «В этот альбом вошли песни, с помощью которых я постарался передать особенное состояние полета: когда ты только проснулся и одной ногой все еще находишься в мире грез».

#2

Græ

(2020)

Название произносится так же, как слово grey — «серый». Второй (и пока что последний) полноценный альбом Мозеса Самни, над которым он работал в полном уединении у себя дома в Эшвилле, выходил частями. Первую выпустили в самом начале пандемии коронавируса, вторую — в мае 2020-го.


Фотографию обнаженного темнокожего мужчины с обложки пластинки сделал Эрик Гьямфи в Гане. По словам Мозеса, кадр получился таким же, как и альбом — «честным и откровенным». Самни особенно гордится тем, что взял новые ноты (а его товарищ, американский музыкант Дэниел Лопатин, пошутил, что Мозес звучит как "пожилая женщина, орущая посреди магазина Whole Foods).

Virile 

Me in 20 Years 

Этот клип — режиссерский дебют Мозеса Самни и рассуждение на тему того, почему некоторые относятся к человеку как к куску мяса. 

Вы слышали этот трек, если смотрели спецэпизоды «Эйфории». Он звучит в тот самый момент, когда Ру размышляет о будущем, сидя в кафе перед тарелкой панкейков, а ее «спонсор» Али поздравляет детей с Рождеством.


Сам Мозес отвечает на вопрос о том, кем видит себя через 20 лет, так: «Хочу большой дом с большим-пребольшим диваном. Чувствовать, что у меня сложилась интересная карьера и я вдоволь поэкспериментировал с искусством разных форм и жанров».


Polly

#3 Blackalachia (2021) 

Мозес шутит, что ему не хватило денег на то, чтобы снять в этом клипе Тимоти Шаламе. Поэтому он исполнил главную роль сам — включил веб-камеру и начал рыдать.

Это часовое видео — что-то вроде визуального альбома или фильма-концерта. Мозес срежиссировал его сам. Съемки проходили в районе Блу-Ридж — цепи горных хребтов на востоке США. За стиль (а наряды там, поверьте, выдающиеся) отвечал Фил Гомес, который также собирает гардероб Мозеса для концертных туров.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}