Темы
T

Стиль в «феминистской антиутопии» «Райские холмы»

7 ноября в российский прокат вышло фэнтэзи «Райские холмы» с Эммой Робертс и Миллой Йовович — про обманчиво прекрасный мир будущего и бунт в пансионе благородных девиц. Но главное, ради чего стоит идти на фильм, — это костюмы и декорации, в которых можно разглядеть привет Хичкоку, «Пикнику у Висячей скалы» и даже французским импрессионистам.

«Райские холмы» начинаются с невероятно красивой фантасмагорической сцены свадьбы главной героини по имени Ума (Эмма Робертс). Девушка во впечатляющем наряде (белое платье, расшитое пайетками, рукава — меховые «фонарики», на лице — не то вуаль, не то маска) фланирует между гостями, а затем оказывается на руках у троих мужчин в одинаковых костюмах. Мужчины кружат Уму, ее фата развевается, напоминая белые лучи света. В следующей сцене — девушка уже на кровати в ожидании новоиспеченного мужа. Он приближается, склоняется, говорит, что безумно рад произошедшей в ней перемене. А дальше начинается длинный флешбэк.

Представленные в этом году на Санденсе, «Райские холмы» — дебют 29-летней испанки Элис Вэддингтон в полнометражном кино. Точнее, это псевдоним; настоящее имя испанки Ирене, а фамилию она не разглашает. До этого она в основном делала фэшн-съемки — например, для Harper’s Bazaar — и снимала рекламу. А в 2015-м выпустила короткометражку Disco Inferno, которую можно назвать приквелом «Райских холмов». У 11-минутного фильма мистический сюжет (девушка-демон прибывает в роскошный дворец, чтобы вернуть в ад своего босса-дьявола) и не менее выразительный, чем у «Холмов...» визуальный ряд: роскошные костюмы с отсылкой к историческим и впечатляющий сет-дизайн.

Вэддингтон и сама называет «Райские холмы» полнометражной версией Disco Inferno: «Я хотела подарить зрителям увлекательную сказку, в которой сочетались бы фэнтэзи, седзе 90-х [седзе — разновидность аниме и манги, где сюжет, как правило, романтический, а главное действующее лицо — юная девушка. — Прим. The Blueprint], фантастика и костюмированная драма».

И это ей удалось. Если сюжет и сценарий «Райских холмов» некоторые критики сочли предсказуемыми и даже «идиотскими», то костюмы и художественное оформление вызвали дружный восторг.


Действие фильма происходит в неопределенном будущем — то ли через десятки, то ли через сотни лет. Главная героиня оказывается подопечной пансиона для девушек из богатых семей под названием, собственно, «Райские холмы». Туда ее отдала на перевоспитание мать: Ума не горела желанием выходить замуж за состоятельного (и нелюбимого) жениха. В пансионе героиня Робертс знакомится с тремя другими «узницами». Поп-звезду Амарну (Эйза Гонсалес) за чрезмерную строптивость заточили в «Райских холмах» коллеги по группе, китаянку Ю (Аквафина) привезли богатые опекуны в надежде, что бедная сирота обучится светским манерам; а дочь состоятельных родителей Хлою (звезда «Пышки» Даниэль Макдональд) близкие надеются с помощью «Райских холмов» превратить в стройную красавицу.

Мораль фильма столь же ясна, как вечно солнечный день в фешенебельном пансионе (большая часть фильма снималась на Канарах): общество пытается привести женщин к единому стандарту. За это фильм окрестили «феминисткой антиутопией» — и неизбежно сравнивали с сериалом «Рассказ служанки». Так же, как и героиня Элизабет Мосс в «Рассказе», подруги не желают сдаваться — и объявляют войну вовсе не райскому пансиону и его хозяйке — элегантной и велеречивой, но жестокой и беспринципной Герцогине (Милла Йовович).


Как объяснял художник по костюмам, испанец Альберто Валькарcель, он пытался придумать для воспитанниц пансиона внешне эффектные, но сковывающие костюмы — «такие, в которых они почти ничего не смогли бы делать самостоятельно». До этого Валькарсель делал костюмы для оперных постановок и шутит, что создавать прекрасные, но непрактичные наряды ему не привыкать.



Униформа девушек выглядит одновременно футуристичной и старомодной, вдохновленной модой позапрошлого века. Героини носят одинаковые белоснежные платья с пышными юбками, рукавами-фонариками и кружевными жабо; их жесткие корсеты крест-накрест перетянуты пластиковыми ремнями — напоминая, что в этом иллюзорно прекрасном мире они лишь пленницы. Обилие белого цвета напоминает о другой картине о зловещих тайнах, которые скрывает благообразный закрытый женский пансион, — «Пикник у Висячей скалы». О том, что это не случайно, говорила и сама Вэддингтон.


В белом героини появляются и в спортзале, где носят облегающие трико, и за ужином, для которого каждый вечер переодеваются в подобие ночнушек — невесомые платья с полупрозрачными рукавами из тонкой жатой ткани. Так параллель с «Пикником у Висячей скалы», где воспитанницы с ног до головы облачены в кружево и муслин, становится еще очевиднее. Художник по костюмам утверждает, что прозрачность нарядов была частью задумки — так он хотел подчеркнуть, что девушкам негде скрыться от всевидящего ока «большого брата», они словно птицы в клетке, за которыми денно и нощно наблюдают «хозяева». Режиссер же говорит, что прообразом «ночнушек» послужили одеяния балерин с картин Эдгара Дега.



Главная антагонистка же, наоборот, за фильм демонстрирует целую галерею эффектных нарядов — и едва ли не всю цветовую палитру. Вот она сидит в саду в длинном бледно-голубом платье с вышитыми на нем розовыми цветами и с пышными рукавами, на груди — квадратный вырез, как на нарядах XVIII века. А вот — снова на природе — увещевает строптивую Уму: на героине Йовович неоново-синее шелковое кимоно, длинная белая юбка с гигантскими оборками и соломенная шляпа, заставляющая вспомнить о дебютной коллекции Кристиана Диора 1947 года и золотом веке стиля new look.


Цветовая избыточность есть и в вышивках, принтах и украшениях Герцогини. В одной из сцен она и вовсе предстает в красно-розовом платье, словно сшитом из огромных лепестков (и вообще часто появляется в кадре на фоне цветущих растений). Розы — понятный символ: за обаятельной внешностью хозяйка пансиона скрывает коварные шипы. Кимоно — тоже говорящая деталь: так, по задумке авторов, антигероиня злостно апроприирует восточную культуру, демонстрируя свою жестокую, колонизаторскую натуру.

Гардероб Герцогини позаимствован из целой галереи голливудской классики: соломенная шляпа — из «Ребекки» Хичкока, а один из финальных образов — из «Унесенных ветром». А вот главная героиня в финале резко сменит образ, впервые представ в полностью черном и свободном наряде — шелковом одеянии с длинным развевающимся шлейфом. И черный в этом случае будет совсем не траурным цветом.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}