T

Новая «Норма»

фото:

Андрей Чунтомов

В Пермском театре оперы и балета большая премьера. Культовую оперу «Норма» Винченцо Беллини ставит Максим Петров — один из самых многообещающих хореографов страны по версии жюри «Золотой маски» и экспертного совета The Blueprint 100. На спектакли 28, 29 и 30 июня в одном из лучших российских театров еще есть билеты, и вот почему это нельзя пропустить.

В российских театрах «Норму» показывают редко. С одной стороны — опера очень сложная для солистов, с другой — не все режиссеры решаются штурмовать этот «Эверест оперного искусства» и «самый виртуозный шедевр музыкального романтизма». Максим Петров, которому предложили поставить «Норму» в начале осени, трудностей не испугался. Репетиции оперы он, как и положено хореографу, начал с упражнений на пластику. «Мы пошли немного другим путем: на первых репетициях занимались телом, пытались расслабиться и избавиться от зажимов, — говорит Максим Петров. — Думали, как выражать эмоцию с помощью тела. Какое-то время потратили на то, чтобы убрать суету и лишние движения. Мы постарались выстроить тело в пространстве так, чтобы оно само по себе о чем-то говорило».

фото с репетиции оперы «Норма»

Максим Петров, автор «Лучшей работы хореографа» по версии «Золотой маски» (за «Русские тупики II» в Мариинском театре), учился в Академии им. Вагановой. Начинал карьеру во вспомогательном составе труппы Мариинки и задних рядах кордебалета, но уже в 21 поставил первый спектакль в качестве хореографа — Cinema на музыку Эрика Сати. Потом премьер Мариинки Игорь Колб предложил Максиму поставить «что-то специально для него» — так родился «Дивертисмент короля», который впоследствии танцевала Диана Вишнева. Тогда-то Максим Петров и понял, что заниматься постановками интереснее, чем танцевать. «Не могу сказать, что опера для меня — неизведанный мир. Я работал с ним давно, сначала в качестве хореографа, потом — режиссера по пластике».

Готовиться к спектаклю заранее Максим Петров не рекомендует: «Зрителям лучше просто прийти и пережить то, что будет происходить на сцене». В конце концов, знакомое знатокам либретто «Нормы» оставили без изменений (лишь заказали новый перевод), а партитуру адаптировали бережно, под руководством дирижера-постановщика Миграна Агаджаняна и опытного педагога по вокалу и итальянскому Медеи Ясониди.


Мы же не рискнем поспорить с Максимом и предложим предварительно посмотреть на проекты французских архитекторов-фантастов Этьена-Луи Булле, Клода-Николя Леду, Жан-Жака Леке и картину Энгра «Сон Оссиана». Ознакомившись с их работами, вам будет приятно обнаружить на сцене четкие отсылки — результат сотрудничества с Аркадием Ипполитовым — куратором, старшим сотрудником Эрмитажа и искусствоведом с 40-летним стажем.


Наталия Ляскова на репетиции оперы «Норма»

Этьен-Луи Булле

Клод-Николя Леду

«Сон Оссиана», Жан Огюст Доминик Энгр

В целом же декорациями «Нормы» занималась художник-постановщик Альона Пикалова, которая уже много лет сотрудничает с Большим театром. Сценография грандиозного балета-оперы «Зефир и Флора, или Метаморфозы», который показывали в Доме Пашкова в октябре, тоже ее рук дело — тогда Альона работала с архивами ювелирного дома Van Cleef & Arpels.

Жан-Жак Леке

В этот раз Альона Пикалова с головой погрузилась в изучение культурной среды, из которой был родом автор оперы Винченцо Беллини. «Мы решили остановиться на „духе времени“ Беллини и пересмотреть ту культурную среду, которая его окружала, имена художников и архитекторов, работавших в тот период и определивших тридцатилетие, с 1800 по 1830 год», — вспоминает Альона Пикалова. Почему выбор пал именно на «Сон Оссиана» Жана Огюста Энгра, фаната академической живописи и любимчика Наполеона? Во-первых, картина показывает переход от классицизма к романтизму, который есть и в музыке Беллини. Ну а во-вторых, подчеркивает переплетение разных культур. «Насколько я знаю, эта картина Энгра была заказана для того, чтобы разместить ее в римском дворце, который готовился для резиденции Наполеона, — поясняет Альона Пикалова. — Некий символизм: галлы завоевали Рим и поместили своего нового главного поэта прямо в сердце Римской империи. Есть две разные культуры: в какой-то момент они соперничают, в какой-то объединяются, перетекают одна в другую — как в сюжете «Нормы». Ну а с отсылками к работам Булле, Леду и Леке все гораздо проще: их конструкции подошли по общему настроению и идеально подчеркнули красоту бельканто.

фото с репетиции оперы «Норма»

Ованнес Айвазян и Вероника Джиоева на репетиции оперы «Норма»

Альона Пикалова не ставила перед собой задачу удивить зрителей декорациями, но с ними связан как минимум еще один удивительный факт. «То, что вы увидите на сцене, — отсылка к рациональной и функциональной архитектуре колумбария. Колумбарий буквально — это голубятня. Продвижение римских войск сопровождалось постройкой мостов, дорог, акведуков и почтовых сооружений. Почта в то время была голубиной. С тех пор голубятни укоренились во Франции, а затем во многих странах мира эта конструкция перешла без изменения названия в наименование места для захоронения праха. Один из архитектурных проектов из наследия Леке и напомнил об эволюции голубятни — колумбария. Нужно было условное сакральное пространство, единое и составное одновременно. Объединяющее жрецов с народом и закрытое от врагов. Устройство колумбария перекликается и с образом архаичного храма, и с оборонной башней».

эскизы костюмов для оперы «Норма»

Костюмы во многом продиктованы декорациями — когда художница по костюмам Ирэна Белоусова подключилась к работе, сценография была почти готова. «Не хотелось портить декорации и тонкую музыкальную атмосферу излишним декором и сказочностью, — рассказывает Белоусова. — Костюмы ахроматичны, они строятся на разных оттенках белого цвета и силуэтах». На фоне лаконичных костюмов выделяются массивные украшения. «Прототип [ожерелья] — шар священного растения омела. Оно уже в стадии цветения, поэтому представляет собой перепутанные, засохшие ветки с круглыми жемчужинами».


Такое украшение можно рассмотреть на оперной певице Веронике Джиоевой — ей досталась главная роль и честь спеть на сцене арию Casta diva, которую всегда исполняли обладательницы великолепного сопрано: от Ольги Ильинской до Марии Каллас.

ВЕРОНИКА ДЖИОЕВА

«„Норма“ — опера о религии, войне и о женщине, которая держит во власти и обманывает целый народ, — говорит Максим Петров. — Чтобы раскрыть этот сюжет, мы обратились к идеям бумажной архитектуры». В том, что зрителям будет на что посмотреть, мы не сомневаемся, как и в том, что виртуозная визуальная часть не помешает им слушать.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}