T

Чужой мир пинтереста

Текст:

Микита Франко

Гайдар, в 16 лет командовал полком, Пушкин, в 21 отправился в ссылку, Лермонтова в 27 застрелили. 24-летний автор бестселлера «Дни нашей жизни» Микита Франко тоже успел заметить, что молодость — не курорт.

часто чувствую себя чужим. Иногда про такое говорят: «Как будто пришелец с другой планеты», но у меня это ощущается иначе — как будто планета моя, а вот все вокруг пришельцы. Вместо «я не такой, как все», почему-то все не такие, как я.


Когда я услышал тему этого эссе, у меня тут же забегали мысли: «Блин-блин-блин, а что среди этой инопланетной расы вообще принято понимать под молодостью, что от меня хотят услышать? Вероятно, от меня хотят услышать что-то свое, личное, но что я могу об этом сказать? Ничего интересного. Ничего киношного. Ничего, о чем можно было бы написать книгу и налепить на нее ярлык „для молодежи“: ни любви, ни секса, ни вечеринок, ни алкоголя, ни запоминающихся поездок по миру, ни ночевок на природе под открытым небом». Я этим не кичусь и не горжусь, наоборот — вся массовая культура заставляет чувствовать, будто я что-то упускаю. Молодость одна, делай что хочешь, пока молодой, не упускай возможности... И что-то еще инстаграмное: сразу в голове рисуется атмосферная картинка с приглушенными фильтрами. Кажется, весь мир вокруг меня живет идеями пинтереста, а я даже никогда не был на концерте.


И дело не в том, что я ничего «молодежного» не хочу. Я бы хотел, но у меня слишком часто болит голова: от общения, от компаний, от громкой музыки, от долгой дороги, от разговоров, от торговых центров и вообще от большинства вещей на свете, которые выглядят весело и интересно. Попадая в любую «молодежную» ситуацию, я думаю только о том, как бы побыстрее из нее выпутаться и пойти домой. Мой психолог говорил, якобы все дело в том, что я интроверт, но я с ним не совсем согласен, потому что знаю интровертов, которые считают нормальной идею сходить на концерт. Они говорят: «Ты что, не хотел бы послушать такую классную группу вживую?» Конечно, хотел бы! Но на концерте — другие люди. Понимаете? Сознательно и добровольно прийти в место, где скачут и танцуют в плотной толпе другие люди, это не то же самое, что послушать живьем любимую группу — это же все равно, что пытаться слушать музыку, когда тебя... Ну, не знаю, переезжает трактор. Не очень комфортно и мешает сосредоточиться.


Можно, конечно, попробовать сделать что-нибудь «молодежное» в одиночку. Так даже лучше: когда делаешь что-то один, повышается градус безумства, а безумство — оно вроде как для молодых. Например, можно в одиночку путешествовать автостопом. Но я тревожный (поэтому у меня есть психолог), я тут же думаю: «А вдруг меня убьют?» Ведь многие преступления совершаются как раз с такими путешественниками-одиночками. Но убьют — это еще полбеды. А что, если мне попадется болтливый водитель? И он будет говорить, говорить, говорить... У него ведь могут закончиться все кулстори, и мне придется слушать их по второму кругу. Тогда точно разболится голова.


В общем, не знаю, что и делать, быть «молодежным» совсем непросто — требуются анальгетики. Думаю, стоит ими запастись, а то, я слышал, молодость продлили до тридцати пяти.


Я

Что думает о молодости еще один российский
писатель – читайте здесь

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}