Темы
T

Мартин 

Маржела 


 от  А  до  Я 

Этой осенью исполняется 30 лет с момента показа Maison Martin Margiela в трущобах на окраине Парижа, после которого о бельгийце Мартине Маржеле заговорил весь мир. Сложно найти дизайнера, который повлиял на современную моду так же сильно, и еще сложнее — того, который был бы более загадочным, чем Маржела. Но совсем скоро нас ждет документальный фильм Margiela in His Own Words, который должен показать мир дизайнера, всегда старавшегося остаться невидимым. К значимому юбилею, а также к показу бренда на Парижской неделе моды (уже 25 сентября) мы собрали все о Мартине Маржеле и его детище в алфавитном порядке.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

А     б     в     г     д     ж     з     и     к     л     м     н     о     п     р     с     т     у     ф     х     ц     ш     э     я


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Съемка Энни Лейбовиц для американского Vogue, 2001

А


анонимность


Первое не только по алфавиту, но и по значимости во всем, что касается деятельности Мартина Маржелы, — его желание оставаться в стороне от любой публичности. Он не фотографировался, не давал интервью, не выходил на поклон в финале показа, не ставил свое имя на ярлычке одежды — словом, всегда и во всем старался остаться анонимом.


Когда в 2001 году Энни Лейбовиц решила снять для американского Vogue портрет Мартина Маржелы, на фото оказалась вся команда бренда — и пустой стул для его главы. За таким подчеркнутым желанием остаться в буквальном смысле за кадром Маржела имел очень простое соображение: то, что он делает — его продукт, его вещи, — важнее его персоны.


Б


белая краска


Если вы зайдете в любой из магазинов Maison Margiela в мире, то первое, что вы увидите — белое все. Пол, стены, стулья, комоды выкрашены белой краской, а люстры затянуты марлей. Сотрудники бренда всегда носят белые халаты, да и в коллекциях белому постоянно отводилось особое место (вплоть до выкрашивания кожаных курток той же самой белой водоэмульсионкой).


У тяги к белому цвету есть прагматичная предыстория. Когда Мартин Маржела только запускал свой бренд, у новоиспеченной компании не было денег практически ни на что. Реквизит для показов, презентаций и шоурумов искали на парижских блошиных рынках, а чтобы хоть как-то унифицировать и концептуально связать воедино разномастные находки, их красили дешевой краской для стен — как легко догадаться, белой.


Позже эта вынужденная мера прижилась, перешла на уровень идеи и стала одним из символов бренда. А в одном из магазинов до сих пор можно встретить побеленную дверь примерочной с буквами ortie — заглавной S уже не было, когда выброшенную дверь нашли на улице.


Бутик Maison Margiela в Париже

Флагманский магазин Maison Margiela

В


винтажные ткани


Сейчас работой с винтажными тканями и апсайклингом старых вещей, найденных на барахолках и в секонд-хендах, никого не удивишь — этим занимается каждый второй молодой дизайнер, а некоторые даже получают престижные модные премии за свои работы. Но три десятилетия назад у модной общественности было совсем иное отношение к «старью». Мартин Маржела и тут бросил всем вызов. Он обожал перекраивать вещи с барахолок, его ранние коллекции чуть ли не наполовину состояли из переделанной старой одежды, а платье из винтажных шелковых шарфов и вовсе стало знаковым.


Maison Margiela весна-лето 1992

Г


Гальяно


Джон Гальяно стал первым после самого Мартина креативным директором Maison Margiela. Для Гальяно этот пост, который он занял в 2015-м, получился возвращением из небытия, куда он угодил после скандального ухода из Dior, для бренда — обретением лица, которого у него не было уже шесть лет, с тех пор как Маржела отошел от дел.


Встав у руля, Гальяно убрал из названия имя основателя, но к авангардному наследию бельгийского дизайнера отнесся с куда большим уважением. В интервью The Sunday Times Style Гальяно рассказал, что вскоре после нового назначения встретился с Маржелой за чашкой чая, и тот сказал: «Джон, возьми что хочешь из ДНК бренда, защити себя, и потом сделай это своим». Дизайнер так и поступил: бережно перенял приемы деконструкции, выкрутил на максимум агендерность и приправил это своим фирменным эпатажем.


Д


деконструкция


Это главный прием, который ассоциируется с одеждой Maison Martin Margiela. Нельзя сказать, что Маржела изобрел деконструкцию — были дизайнеры, которые работали с ней и раньше, но он вывел ее на новый уровень и фактически построил вокруг нее весь свой бренд. Дизайнер перешивал готовые вещи, выворачивал пиджаки наизнанку, шил юбки из брюк и брюки из рубашек, делал платье для красной дорожки из подкладки платья для красной дорожки.


Апогеем мастерства деконструкции от Маржелы можно, пожалуй, считать инструкцию, которую он опубликовал в журнале A Magazine, номер которого курировал: в ней предлагается сшить джемпер из 8 пар носков. Да, вы можете повторить это дома.


A Magazine

Ж


Жан-Поль Готье


После выпуска из Антверпенской академии Мартин Маржела в течение трех лет работал в Jean Paul Gaultier. При первой же личной встрече и взгляде на выпускную коллекцию Маржелы Готье сказал юноше, что тот не нуждается в стажировках и может прямо сейчас запускать собственную марку, однако Мартин настоятельно попросил взять его на работу. В итоге он стал ассистентом Готье, а впоследствии и другом. «Я не был его учителем, потому что он не нуждался в учителе, — говорил позже Готье. — Когда Мартин решил открыть свою линию, я мог только пожелать ему удачи».


Жан-Поль Готье и Мартин Маржела

З


закрытые лица


Как Маржела «обезличивал» себя в процессе создания одежды, так же он поступал и с моделями на показах. Притом буквально: лица затягивали сплошными масками, закрывали волосами, красили черной краской, создавая аналог черного прямоугольника, скрывающего глаза на судебных фотографиях. По замыслу автора, публика должна была смотреть на одежду, а не на тех, кто ее демонстрирует.

И


иллюзии в одежде


Trompe-l’œil — так называют этот прием в искусстве: создание оптической иллюзии трехмерности плоского изображения или же, наоборот, плоскости объемного, и к моде он тоже применим. Маржела насмотрелся на создание иллюзий, пока работал в Jean Paul Gaultier, — Готье не раз наносил изображения джинсов на юбки, придавал ткани «фактуру» при помощи принта, рисовал жилетку на водолазке. Похожие трюки он стал проделывать и в собственных коллекциях: чего стоят только «вечерние платья», на самом деле попросту напечатанные на белых балахонах, и боди, имитирующее голое тело с «лифчиком».


Maison Martin Margiela, 

осень-зима 1995

К


коллаборация с H&M


Бренд Maison Martin Margiela всегда был сложным для понимания и немножко «не для всех»: вывернутые наизнанку жакеты и будто недошитые куртки явно не были рассчитаны на широкую аудиторию, но шведского гиганта масс-маркета это не остановило. В 2012 году H&M и команда Margiela, уже тогда работавшая без своего главы, выпустили коллаборацию — переиздание самых знаковых архивных вещей авангардного бренда. Это были немного упрощенные реплики, сохранившие знаковые черты оригиналов — например, ту самую «недошитость» кожаных курток и прозрачные каблуки-обманки у туфель. Благодаря сотрудничеству о Maison Martin Margiela снова заговорили, и многие впервые услышали о бельгийском дизайнере, который до этого был знаком лишь искушенной модной публике.

Л


лед


Коллекцию весна—лето 2006 Мартин Маржела посвятил идее «растворения» структуры одежды. Как всегда, в ней было много деконструкции, якобы наполовину незаконченных вещей, необработанных краев, а подолы платьев и вовсе переходили в намотанный на втулку рулон ткани. Но примечательнее всего оказались украшения, интерпретирующие идею растворения попросту буквально: колье, браслеты и серьги состояли из нанизанных на шнуры кубиков льда. Они были подкрашены розовым и голубым пигментами. Украшения таяли в процессе показа и оставляли цветные потеки на белых вещах. Так и было задумано — незаконченная одежда приобретала свой финальный вид прямо в ходе шоу.

Maison Martin Margiela, весна-лето 2006

М


Мейренс


Дженни Мейренс — крестная фея Maison Martin Margiela и тот человек, благодаря которому бренд вообще получился. Она была ближайшей подругой Мартина, менеджером, организатором и куратором, ее должность в команде сложно определить только словами «бизнес-партнер». Мейренс и Маржела познакомились в середине восьмидесятых: она была владелицей небольшого концепт-стора Crea в Брюсселе (именно он стал первой площадкой продажи вещей Маржелы, а впоследствии превратил портовый район города в обитель богемы и модной публики) и уговорила молодого дизайнера запустить собственный бренд. «Если она видела мир в черных тонах, я видел в белых. Наше знакомство обернулось полным симбиозом», — сказал Маржела в редком публичном заявлении журналу The New York Times. Дженни не стало в 2017 году: первый полнометражный документальный фильм о ее детище — We Margiela, в котором она успела сняться, в итоге вышел посвящением ее памяти.


Дженни Мейренс

Н


номера продукции


Сегодня ярлык вещей Maison Margiela уже не чисто белый, хотя на нем по-прежнему нет названия бренда. Зато есть ряды чисел, одно из которых обведено кружком — на первый взгляд абсолютно случайным образом. На самом деле число соответствует линии продукции, а вот сама привязка уже логике не поддается: 0 — это кутюрная линия Artisanal, 1 и 4 — два обозначения для разных частей женской линии, 8 — очки, 12 — украшения, а 22 — обувь. Есть и другие, но точно не все 23: например, номеров с 15 по 21 вовсе не существует. Может, это задел на будущее.

О


OTB Group


В модной индустрии бренду трудно оставаться независимым — рано или поздно появляется корпорация, которая предлагает финансовую стабильность, но так или иначе ограничивает творческий порыв на благо собственного процветания. Так случилось и с Maison Martin Margiela: в 2002 году контрольный пакет акций приобрел Ренцо Россо, владелец OTB Group, которая на тот момент уже управляла Diesel. Сложно сказать, насколько такой поворот был хорошим (или наоборот): через несколько лет Маржела покинул собственный бренд — по слухам, из-за разногласий с Россо, но Maison Martin Margiela продолжил развиваться, пусть и, возможно, по другому пути.

П


показы-перформансы


Необычной одежде — необычный показ. Коллекция весна—лето 1990, которая принесла Мартину Маржеле первую в истории премию ANDAM и мировую известность в придачу, была показана под открытым небом в трущобах на окраине Парижа, по импровизированному подиуму бегала местная ребятня, а модели не стеснялись пританцовывать и сажать малышей на плечи. После этого едва ли хоть один показ сводился к простому дефиле: то модели вывозили друг друга в клетках, то появлялись, разрывая руками бумажный экран, как оболочку огромного кокона. И если нынче зрелищность шоу необходима, чтобы создать медийный шум вокруг коллекции, то тогда (напомним — пару десятилетий назад) Маржела задумывал сценографию показа исключительно ради того, чтобы подсветить еще одну грань идеи, стоящей за одеждой.

Р


разнообразие


То, что сейчас стало общим местом в моде, 30 лет назад таковым точно не было — в частности, уличный кастинг и «немодели» в качестве моделей. Выходить на показах Maison Martin Margiela с самого начала звали подруг, знакомых или просто женщин с улицы. Это была идея Дженни Мейренс, бизнес-партнера Маржелы. «Конечно, на профессиональных моделях проще проводить примерки, но мне претит идея, что женщина должна быть идеальной. Мне больше нравятся обычные женщины, которые могут выразить живые эмоции. Я предпочту сильную женщину красивой женщине», — говорила она.

Maison Martin Margiela, 

весна-лето 1993

C


Скотч


Маржела обожал работать с любыми подручными средствами — нередко это были, например, строительные материалы. А изолента, армированный или прозрачный скотч были у дизайнера в числе любимых. Он украшал ими обувь, заменял пояса, а однажды и вовсе выпустил «босоножки», состоящие из подошвы на каблуке и мотка клейкой ленты — эдакий набор «собери сам»: подошву попросту нужно было примотать скотчем к ноге.

т


таби


Едва ли есть среди вещей Maison Margiela что-то более узнаваемое и знаковое, чем ботинки tabi с раздвоенным носком — переосмысленная отсылка к традиционной японской обуви. Ботинки-«копытца» появились в самой первой коллекции Маржелы: тогда они были выполнены из телесного цвета замши, а подошву красили свежей красной краской прямо перед выходом модели на застеленный белой тканью подиум. По замыслу дизайнера, обувь должна была создавать впечатление босой ноги, но оставлять нечеловеческие следы.


Позже в коллекциях стали появляться не только ботинки, но и туфли, сапоги, босоножки и кроссовки с раздвоенным мысом. Все они мимикрировали под обычную обувь, но при пристальном взгляде поражали неподготовленную публику. Да, Мартин Маржела не изобрел таби, но вывел их в пространство большой моды и волей-неволей сделал своеобразным опознавательным знаком для узких модных кругов: носишь таби — фэшиониста.

Maison Martin Margiela, 1990

У


уход из бренда


Мартин Маржела настолько не любил публичность, что даже о его уходе из команды собственного бренда общественность узнала спустя чуть ли не год, а то и больше. Трудно в это поверить, но все же Maison Martin Margiela продолжал работать без своего основателя с какого-то момента 2008-го по самый конец 2009-го. За коллекции отвечала та же дизайн-команда, просто самого Маржелы у нее во главе не было. Основной причиной его ухода сочли разногласия с руководством OTB Group, владеющей брендом, однако позже он рассказал о другой причине (хотя наличие разногласий не опроверг).


Когда в 2018 году жюри премии Belgian Fashion Awards наградило Маржелу призом за вклад в развитие бельгийской моды, дизайнер написал письмо, в котором сказал, как он тронут этим жестом, несмотря на то, что оставил моду много лет назад, о чем он сообщил следующее: «Я чувствовал, что не могу справиться с растущим давлением и чрезмерными требованиями торговли. К тому же у меня вызывала сожаление передозировка информации, появившаяся из-за соцсетей, — они уничтожали радость ожидания [модной коллекции] и эффект неожиданности, которые были так фундаментально важны для меня».

Ф


фильмы


Загадочность, которой окутана и сама персона Маржелы, и его бренд, раз за разом побуждает режиссеров попытаться проникнуть за завесу тайны и рассказать об увиденном миру. Первой такой попыткой стал короткометражный фильм The Artist is Absent (названный по аналогии со знаменитым перформансом Марины Абрамович The Artist is Present и одноименным фильмом о художнице), который Алисон Черник сняла для Yoox. Через несколько лет последовал полнометражный We Margiela, сообразно названию показавший, что за тремя M стояла огромная команда людей, а не только гениальный дизайнер, не желающий показать свое лицо. И наконец, скоро на экраны должен выйти фильм Margiela in His Own Words Райнера Хольцемера, автора картины «Дрис ван Нотен», и, судя по всему, он будет сенсацией: ведь в нем Мартин Маржела сам (!) расскажет о своей работе. Впрочем, дизайнер все равно не появится в кадре, но так близко, как Хольцемер, к «отсутствующему художнику» еще никто не подбирался.

Х


хитрость


Для самого первого своего шоу — осень—зима 1989 — Мартин Маржела изобрел самый, пожалуй, дешевый способ создания пригласительных билетов на показ. Он подал объявление в бесплатную газету типа «Из рук в руки», в котором указал дату, время и место показа, после чего члены команды дизайнера собрали сотни вышедших газет, обвели красным маркером нужные объявления и разослали их прессе и байерам.

Ц


цифровые архивы


До недавнего времени кадры архивных коллекций Maison Martin Margiela были редкостью. Только в 2017-м американский Vogue оцифровал съемки показов коллекций Маржелы для Hermès, а через год, к большой выставке-ретроспективе в парижском Музее Гальера, — фотографии коллекций Maison Martin Margiela с начала девяностых до начала нулевых. Наслаждаемся!

Ш


 «шестерка»


Маржелу нередко относят к знаменитой «антверпенской шестерке» — группе дизайнеров — выпускников Антверпенской академии художеств, благодаря которым о бельгийской моде заговорил весь мир. Мартин Маржела выпустился из академии в 1979 году, за год до Анн Демельмейстер, Дриса ван Нотена, Дирка ван Сена и Вальтера ван Бейрендонка (Марина Йи закончила учебу в 81-м, а Дирк Биккембергс — в 82-м), но, конечно, был знаком и дружен с ними. Группа заявила о себе как о коллективе после выпуска, в 1986-м, поехав с совместной презентацией в Лондон. Маржела тогда не присоединился к землякам, выбрав работу у Готье, но теперь модное сообщество нередко говорит уже не просто об Antwerp Six, а об Antwerp Six + 1, признавая Мартина не только неформальным членом группы, но и феноменом бельгийской авангардной моды.

«Антверпенская шестерка»

Э


«Эрмес»


В плане дизайна Мартин Маржела был специфичным до эксцентричности, но талант его отрицать невозможно, и приглашение на пост креативного директора в исторический модный дом стало логичным шагом в его карьере. Удивительным было другое — на этот шаг решился консервативный и солидный Hermès. Маржела провел на этом посту шесть лет, с 1997-го по 2003-й, и выстроил синтез собственной эстетики с деконструкцией и иллюзиями и тихого люкса Hermès. Лучше всего гибридизация видна в сравнениях параллельно выходивших коллекций французского бренда и Maison Martin Margiela. Именно им, ну и работе Маржелы для Hermès в целом, посвятили выставку Margiela: The Hermès Years, ставшую блокбастером: из-за популярности ее сначала перевезли из Антверпена в Париж, а потом еще показали в Стокгольме.

Выставка Margiela: The Hermès Years

Я


ярлык


Как подписать свое творение, если не именем на ярлыке? Оставить ярлык пустым! Этот прием придумали еще на заре бренда Маржела и его верная помощница и подруга Дженни Мейренс. Тогда им пришлось соврать своему юристу (который резонно заметил, что просто клочок ткани защитить авторскими правами не удастся): бизнес-партнеры сказали, что планируют печатать имя Мартина на обратной стороне — в итоге, конечно, этого никогда не делали. Белый прямоугольник пришивали к вещам диагональными стежками за уголки таким образом, что их было видно снаружи. Сейчас обезличенный ярлык заменили на колонки цифр — кодовое обозначение линии бренда, но четыре стежка остались знаковым элементом.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}