T

Стиль в фильме «Северный ветер»

Сегодня, 4 февраля, состоится российская премьера фильма Ренаты Литвиновой «Северный ветер». В только что отреставрированном «Художественном» покажут сказку о великом матриархате, которую ждали не только поклонники актрисы и режиссера, но и многие фанаты моды. Как иначе: ведь за костюмы здесь отвечали легендарные художницы Надежда Васильева (все главные фильмы Алексея Балабанова, «Нирвана», «Страна Оз», «Матильда» и др.) и Наталья Иванова («Жестокий романс», «Васса», «Сибирский цирюльник» и др.), а также близкий друг Литвиновой, креативный директор Balenciaga Дэмна Гвасалия. Настя Сотник посмотрела фильм первой — и рассказывает, как создавались образы героев «Северного ветра». Осторожно: в тексте спойлеры.

В работе над «Северным ветром» Рената Литвинова собрала все доступные ей козыри. Во-первых, фильм создан по мотивам многолетнего хита МХТ им. А. П. Чехова — режиссерского дебюта Литвиновой в театре, спектакля «Северный ветер». Над костюмами для той постановки работал Гоша Рубчинский, а консультантом для него также выступила Надежда Васильева. Во-вторых, в экранном «Северном ветре» играют сама Рената Литвинова и звезды российского кино: Татьяна Пилецкая, Римма Коростелева, Софья Эрнст, Никита Кукушкин, Максим Шагин и Светлана Ходченкова. К тому же это кинодебют дочери Ренаты Литвиновой, Ульяны Добровской. Музыку для картины написала вечная соратница Литвиновой, Земфира Рамазанова — в кадре звучат первые песни певицы после семи лет молчания (и это не только «Злой человек»). И наконец, беспроигрышный ход: перед титрами мы видим посвящение режиссеру и сценаристке Кире Муратовой. Оставим в стороне оценку фильма (хотя премьера его прошла вчера на Роттердамском кинофестивале), скажем только, что с точки зрения визуального эффекта эти козыри точно срабатывают: в плане зрелищности «Северный ветер» определенно заслуживает внимания.

Пусть «Северный ветер»-фильм не позиционируется как киноадаптация «Северного ветра»-спектакля, воспринимать его в отрыве от театрального произведения просто невозможно. Актеры играют утрированно, свет выставлен по-театральному, а декорации — совсем как для спектакля — выстроены в Доме детей железнодорожников, заброшенной усадьбе в Подмосковье, одном из павильонов ВДНХ, а также специально отстроенном павильоне «Мосфильма». Оттого каждый эпизод здесь хочется называть «сценой», а персонажей — не иначе как «действующими лицами».

Действующие лица:

нажмите на фотографию, чтобы прочитать подробнее

нажмите на фотографию, чтобы прочитать подробнее

Маргарита (глава Северного клана) — Рената Литвинова

Тень Алисы (верная помощница и слуга Алисы) — Римма Коростелева

Вечная Алиса (мать Маргариты) — Татьяна Пилецкая

Лотта (сестра Маргариты) — Галина Тюнина

Бенедикт (сын Маргариты) — Антон Шагин



Ада (дочь Лотты) — Манана Тотибадзе

Фанни (невеста Бенедикта) — Ульяна Добровская

Фаина (сестра Фанни) — Софья Эрнст

Хьюго (внук Маргариты) — Михаил Гавашели

Матильда (актриса) — Светлана Ходченкова

Профессор Жгутик (муж Ады) — Никита Кукушкин

Певица по вызову (оперная дива) — Хибла Герзмава

Это члены и помощники богатого Северного клана, за распадом которого мы будем наблюдать ближайшие два часа. Мы встретим с ними первый Новый год — роскошный, семейный, спокойный, а заодно увидим знакомство клана с невестой Бенедикта Фанни. Она очарует всех и особенно Маргариту, которая мечтает о внуке. Вместе они встретят 13-часовой бой курантов (по легенде, у всех членов Северного клана в запасе есть на один час больше, чем у других людей), напишут на бумажках свои заветные желания, сожгут их и выпьют из хрустальных бокалов шампанское с растворенным пеплом. А Фанни произнесет тост «наш, Северный!», пожелав себе и новым членам семьи «любить друг друга всегда, до гроба и после гроба». Радость праздника потревожит лишь северный ветер, как-то особенно раскачивающий люстру над праздничным столом.


В этот вечер мы увидим все атрибуты севера и богатства в костюмах клана. Это и обилие роскошных материалов, например, меха, бархата и кружева, которые подчеркивают платья, щедро предоставленные Bosco di Ciliegi; это сверкающие, будто льдинки, ювелирные изделия, украшающие всех женщин от кончиков пальцев до волос. Радостные взгляды в этот вечер подчеркивает яркий макияж, а статусность нарядов — прически, придуманные художником по гриму Анной Рейтер по мотивам обязательного для всей съемочной группы просмотра фильмов «Серые сады» и «Деликатесы», а также альбомов знаменитых фотографов Сесила Битона, Хельмута Ньютона, Ли Миллер и других.

Устоявшуюся жизнь клана пошатнет внезапная смерть только обретенной надежды семьи. С тех пор клан будет только ветшать и загнивать: сначала сгниет скамейка в саду дома, потом начнут гнить деньги, спрятанные в сундуках Северных полей, сам дом — и в итоге люди, которые в нем живут. Каждый Новый год здесь будет все беднее и тревожнее. В конце концов столовый хрусталь сменится стеклом и жестяными кастрюлями, изысканные блюда — вареной картошкой; потускнеют цвета не только в убранстве дома, но и в нарядах всех, кто его населяет; почти ничего не останется от блеска украшений. Хаотичный бурьян, покрывший весь дом, прорастет и в его хозяевах в виде ветвей в волосах, которые из гладко уложенных превратятся в спутанные гнезда. Меха сменятся на шали и свитера со спущенными петлями и дырами. «Шали и свитера поддерживают ощущение холода севера. Все они как паутины, опутывающие этот увядающий мир, некогда роскошный», — рассказывает Надежда Васильева. В итоге и традиция несмотря ни на что встречать каждый Новый год вместе и обмениваться подарками просто распадется — ровно как сам Северный клан. И в облике каждого отдельного героя этот распад отразится по-своему.



Маргарита

В 2019 году Рената Литвинова вышла на подиум во время показа Balenciaga весна—лето 2020 — а теперь креативный директор дома и ее близкий друг Дэмна Гвасалия создал для нее образы главной героини «Северного ветра», Маргариты. «Работать с Ренатой — одно удовольствие. Ей же подходит абсолютно все, что я делаю! Она для меня муза, а делать одежду для музы — легко и очень приятно для любого модельера. Побывать в кинематографическом мире Ренаты Литвиновой еще и большой почет!» — рассказывает об этом сам Дэмна Гвасалия в разговоре с The Blueprint. Итак, в кадре Рената Литвинова сменила около 10 нарядов Дэмны, которые «полностью и многосторонне отражают дизайн-эстетику Гвасалии, современную элегантность и так называемый шик». Гвасалия выбрал для Маргариты вещи из коллекций, созданных им для Balenciaga на протяжении последних пяти лет. Это и роскошные платья с открытыми плечами, и кейпы из бархата, и платья-жакеты. «В них во всех выражена женская сила, недоступность и строгость, ведь по сюжету фильма царит матриархат», — рассказывает Гвасалия.


Почти всегда это наряды в мрачных оттенках черного и темно-синего — тех, что подчеркивают трагичность образа Маргариты, вечно скорбящей по ушедшей несбывшейся невестке Фанни, вечно ждущей звонка и прихода любимого, вечно надеющейся на лучшее в будущем. Вспышки цвета в нарядах Маргариты мы видим лишь трижды — во время тревожной ссоры в вечер Нового года, которая оборачивается уходом из семьи племянницы Маргариты, Ады; в вечер, когда Маргарита заливает горе шампанским и радует себя в ванной, — на яркости момента заостряют внимание бирюзовые туфли Balenciaga Knife Shoes. А также почти в самом конце, когда на минуту покажется, что Маргарита наконец-то дождалась своего возлюбленного, но и героиню, и нас в итоге охватит разочарование. В кульминационной сцене, когда Маргарита сражается со своей нелюбимой невесткой Фаиной, она одета в платье в горизонтальную черно-белую полоску (воплощение борьбы доброго и злого начал в ней) и несет на плече сумку в тон — это лук из коллекции Balenciaga осень-зима 2017, в котором Гвасалия процитировал знаменитое черно-белое balloon-dress, которое Кристобаль Баленсиага показал в 1958-м. Черного в этом наряде больше — он дублируется в плотных колготках и туфлях — темное берет верх над светлым и в характере Маргариты.



Рената Литвинова на показе Balenciaga весна—лето 2020

Важную роль в образе Маргариты играют и украшения, большая часть которых позаимствована из личной коллекции Литвиновой. В начале фильма это яркие сверкающие изделия, например — серьги-листья с изумрудами московской мастерской Ninotchka Jewels, но когда Маргарита начинает плести интриги, обманывая и запугивая невестку, то одну из ее рук опутывает браслет-змея Bvlgari. К финалу «Северного ветра» украшений на Маргарите почти не остается. Исчезает даже кольцо-мундштук — к финалу, когда ее образ приземляется, она по-простому зажимает сигарету пальцами. Пропадает и ювелирный указательный палец, знакомый зрителям спектакля «Северный ветер». Правда, в спектакле вы видели бутафорское серебро — здесь же палец, который то ли волшебная палочка, то ли секретное оружие Маргариты, отлит из настоящего серебра на заказ.

Фанни

Невеста Бенедикта, которую не сможет забыть ни ее жених, ни ее предполагаемая теща, появляется в кадре ненадолго, но образ ее будет преследовать нас весь фильм. Фанни — стюардесса. После новогоднего ужина с новой семьей ей сразу нужно будет отправиться в рейс (как мы узнаем, последний в ее жизни), поэтому на праздник она приходит сразу в рабочем костюме и пилотке, сшитых ателье Ruban. Темно-зеленый цвет, выбранный для этого образа, намекает на ощущение тоски, в которое погрузится весь клан после ухода Фанни. В нем же мы увидим ее и в финале фильма, когда образ девушки привидится обезумевшему от горя Бенедикту, севшему за штурвал самолета «Фанни»: он подарит его на один из Новых годов своей супруге Фаине (на самом деле себе).


Еще Фанни появится в фантазии Маргариты, когда та подышит дурманящим газом по предложению профессора Жгутика. Чувствующая особую связь с неслучившейся невесткой, Маргарита увидит себя вместе с ней бродящими по коридорам дома в почти идентичных одинаковых нарядах — и это одни из самых сложных образов, созданных для фильма. «Дом некогда богатых фабрикантов постепенно ветшал. Так и платья с высокими воротниками, корсетами, кринолинами, украшенные змеями и крысами, были состарены с помощью паяльных ламп, силикона, связанных и потом разодранных кусков материи, усыпанных блестками», — рассказывает Надежда Васильева.

Платья клеили, шили, жгли, расписывали и вязали около двух месяцев, чтобы достичь желаемого результата. Образы «мрачных принцесс» дополнили не менее эффектные короны. «Рената принесла альбом с украшениями, которые использовали в фильмах старого Голливуда. А я — альбом рисунков морских организмов Эрнста Геккеля. Насмотревшись и вдохновившись, мы сделали свои варианты корон под эти платья — с жемчугом, гальванизированными цветами, битым стеклом под бриллианты и простыми портновскими булавками», — рассказывает Надежда Васильева.

Фаина

Если в первых сценах мы узнаем Фаину как вспомогательного персонажа, задача которого — лишь доставить младшую сестру из аэропорта на новогодний ужин, то как только Фанни исчезает, Фаина в полной мере занимает ее место. По крайней мере, пытается. Но все равно Фаина остается белой вороной Северного клана, точнее, яркой вороной — в начале фильма она сильно выделяется на фоне всей семьи за счет ярких сочетаний зеленого и пурпурного. Оттенки розового и красного в ее образах усиливаются в наиболее эмоциональных сценах. Сидя за праздничным столом, Фаина истерически кричит — и пурпурный костюм Ruban будто кричит вместе с ней. В алом платье в пол она принимает звонки Фанни с того света, инсценированные Маргаритой, и сходит с ума от страха и злости. Но даже яркая Фаина в итоге тускнеет вместе с Северным кланом — ее наряды постепенно приглушаются, в них появляются коричневые оттенки, прическа становится все проще. В пиковый момент отчаяния ее образ упрощается до монохромной черно-белой гаммы. Еще если вначале ей хочется быть похожей на Фанни, оттого мы видим ее в костюмах из жакетов с юбками, напоминающих ту самую форму стюардессы, то со временем это сходство только раздражает героиню, и фраза «Я не Фанни, я Фаина!», которую она выкрикивает во время очередного новогоднего ужина, еще убедительнее звучит за счет нарядов: Фаина уже не подражает Фанни, а носит платья, подчеркивающие исключительно ее характер.

Вступая в (пока) словесное сражение с Маргаритой, в этот момент одетой в то черно-белое платье Гвасалии, Фаина отвечает ей тоже в черно-белых красках. «Так как они делили одного мужчину (Фаина — мужа, Маргарита — сына) вдоль и поперек, для наряда невестки нужно было что-то вертикальное и тоже черно-белое. Моя бабушка была пианисткой, и у нее всегда имелись черные платья с белыми удлиненными грудками. В закромах я такое и нашла — антикварное платье 1940-х годов. И битва вертикалей и горизонталей состоялась», — рассказывает об этом Надежда Васильева. Та битва вроде бы примирила двух женщин — и они планировали прокатиться по владениям семьи, Северным полям, чтобы развеяться. По крайней мере, так предполагала Фаина, и именно поэтому вместо черно-белого платья, в котором боролась со свекровью, под пальто надела водолазку более спокойного зеленого цвета и туфли в тон. Однако, как выяснилось, на примирение в этой поездке была настроена только она, — и на следующий день зеленая туфля уже спадала с болтающегося на веревке бездыханного тела Фаины.

Вечная Алиса и ее тень

Вечная Алиса, мать Маргариты, в кадре всегда появляется вместе со своей помощницей-тенью. Они воплощение незыблемости роскошного дома Северного клана, что считывается по их образам с самого начала. Во время первого празднования Нового года на плечи Алисы и тени лежат накидки из горностаев, созданные Надеждой Васильевой. Образы дополняют головные уборы в виде капоров из тех же шкурок животных. «Рената принесла мешок горностаев, сказав: „Лежали в морозильнике, может, пригодятся?“ Горностай — мех царский, который как раз пригодился, чтобы показать и царственность Алисы. Поэтому были придуманы капоры с пелеринами из холста, украшенные горностаями. Актрисы все время вначале пытались их снять, но Ренате эти предметы так понравились, что она заставила накинуть их на головы и оставить в кадре до конца фильма», — вспоминает Васильева. Капоры и правда Алиса и тень не снимут влоть до самого конца, а вот пелерины, поверх которых наброшены ожерелья из драгоценных камней, в момент обеднения клана сменятся пожившими шерстяными шалями.

Лотта

Сестру Маргариты нам сразу представляют как «хранительницу сейфов и ключей, страстную театралку и любительницу индийского кинематографа». Все эти черты подчеркиваются и в ее образе. На шее у нее всегда висит кольцо со связкой ключей. Ее увлечение театром отражается в объемной прическе, будто позаимствованной у героинь шекспировских постановок, — по признанию Анны Рейтер, продумывавшей все бьюти-образы для фильма, это результат полной импровизации. Одежда Лотты вкупе со сверкающими ожерельями, обмотанными вокруг шеи в несколько уровней, не уступают в многослойности национальным индийским костюмам, за исключением лишь того, что мрачная вселенная «Северного ветра» исключает яркую палитру. Слой за слоем Лотта набрасывает на себя полотна черной и серой ткани и меховые накидки, за счет чего создается и образ кочевницы, вечно гуляющей по Северным полям и подбирающей «все, что плохо лежит», — в один день после такого осмотра владений она приведет домой настоящего оленя.



Ада

Дочь Лотты похожа на свою мать не только чертами лица, но и прической — ее волосы Анна Рейтер также собрала в объемную пышную конструкцию. По признанию художницы по макияжу, образ Ады — один из самых сложных, поскольку за весь фильм он переживает самые серьезные метаморфозы. В первую очередь она лишается своего «главного недостатка» по версии семьи — длинного носа. Его срезает профессор Жгутик, пластический хирург, беззаветно влюбившийся в нее. «Этот нос, который я отрезал, я заспиртовал на память и храню», — говорит он, прежде чем продемонстрировать клану результат операции и снять специальную металлическую накладку, которую Ада носит на лице. «Референсом для нее послужило реальное приспособление для коррекции носа, изображение которого я нашла во время ресерча еще для спектакля «Северный ветер», — рассказывает Рейтер. Позже Жгутик избавит Аду и от лишнего веса — и вместо бесформенных платьев она станет носить силуэтные. В вечер признания в измене Жгутику с Сарой, соседкой семьи, которая, по воспоминаниям Маргариты, «все время ходит с голубыми шарфиками, сумками — иногда ее голубое пятно так романтично бежит по аллее», Ада предстает в голубом платье. Теперь она тоже «яркая ворона» в этой семье — не зря на ее шее мы видим ожерелье с зелеными и пурпурными кристаллами — в цветовой комбинации, которая вторит ранним образам Фаины. После того вечера больше Ада в семью не вернется, а профессор Жгутик возненавидит голубой цвет.

Оперная дива

Один из подарков Маргариты семье на Новый год — выступление оперной дивы. Над костюмом для нее долго не пришлось думать: Надежда Васильева лично отправилась домой к исполнительнице роли дивы, Хибле Герзмаве, и просто выбрала из ее гардероба наиболее понравившийся наряд — бархатное платье в пол с открытыми плечами. Ему лишь добавили «хвост» — длинный шлейф, который дополнили украшениями в виде жуков и пауков, усыпанных бриллиантами. А поверх платья — накинули латексный плащ авторства Дэмны Гвасалии. Сложнее было с выходом оперной дивы на импровизированную сцену. «Для сцены построили отдельную часть декорации и сделали карету из операторской тележки. Секретарь [Маргариты] Мишенька в самодельной проволочной маске волка вывозил на ней певицу. Настоящий праздник!» — рассказывает Надежда Васильева. Такое появление, как и исполнение певицы, поразило всех членов семьи и особенно кузена Бориса, который мгновенно влюбился в диву, бросился за ней в путь и даже оторвал «хвост платья» на память, «как идиот».

Матильда

Актриса, которую наняла Маргарита, чтобы та донимала Фаину звонками, изображая Фанни, была похожа на ту, кого играла, только голосом (поэтому ее и наняли на эту роль). Внешне же она напоминала несбывшуюся невесту Бенедикта разве что цветом волос. Но все же в костюме удалось подчеркнуть их схожесть, пусть и номинальную. За платье Матильды, как и за костюм Фанни — единственный, в котором мы ее видели, отвечали сестры Алиса и Юлия Рубан. «Специально для музы и друга бренда Ruban Светланы Ходченковой мы создали молочное платье в бельевом стиле. Это нежное полупрозрачное изделие выполнено из нескольких слоев корсетной сетки и украшено ручной вышивкой, имитирующей разметку на лекалах», — рассказывают дизайнеры. Образ дополнила маскарадная маска с яркими кристаллами, ведь в этом сюжете Матильда выдает себя за другую.

Мужчины

13 лет жизни Северного клана, как нам рассказывает сама Маргарита, — это время вечного матриархата. Поэтому мужских персонажей здесь не так много и все они скорее второстепенные. Они появляются в отдельных сценах, лишь чтобы дать импульс для решений женских персонажей или поучаствовать в их интригах, но лишь в качестве исполнителей воли женщин. Иногда мужчины «Северного ветра» и вовсе пропадают из вида, будто их нет. Такая податливость и инертность отразилась и в костюмах мужских персонажей в мрачных оттенках черного, темно-синего и фиолетового. Они почти не различаются по цветам и напоминают халаты и будто накинутые на плечи одеяла. Но все же у пары мужчин в царстве матриархата есть характер, пусть и слабый, — он отпечатался в отдельных деталях. У Жгутика это профессорские очки и галстук-бабочка, у Бенедикта — фотография Фанни, наживую пришитая нитками к груди. А у Хьюго, кажется, единственного, кто с любовью относится к Фаине (его матери), — романтичные рюши. Ребенком он носит их на воротнике-жабо, а повзрослев — на манжетах рубашки.



Но в большинстве своем мужчины в «Северном ветре» невидимы, как «невидимые слуги», образы которых придумала Наталья Иванова. «На них черные шапочки с полумасками и узкие черные пальто. Это такие таинственные и фантастические брейгелевские персонажи», — рассказывает Надежда Васильева. Почти невидимым для нас остается и образ главного мужчины Маргариты, которого она вечно ждет. Его эфемерность проходит через весь фильм вплоть до финала, когда зритель так и не понимает, встретила его в итоге Маргарита на «Станции Тринадцатой» или нет.



{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}