T

Фрол Буримский о костюмах для «Лазги — танец души и любви»

5 сентября на сцене узбекского театра ГАБТ им. Алишера Навои состоялась закрытая премьера балета немецкого хореографа Раймондо Ребека «Лазги — танец души и любви». Костюмы для произведения создал основатель бренда Flor et Lavr Фрол Буримский. Редактор моды The Blueprint Настя Сотник расспросила дизайнера о том, чем он вдохновлялся.

Рауль Раймондо Ребек

«Раймондо, спасибо за это потрясающее путешествие, которое изменило мою жизнь. Модная индустрия — пустота по сравнению с балетом...», — написал в своем инстаграме Фрол Буримский сразу после премьеры. В разговоре с The Blueprint он объяснил, что за полгода интенсивной совместной работы немецкий хореограф Раймондо Ребек и правда стал для него учителем, после общения с которым Буримский стал уверен, что способен на все.


«Основная заслуга Раймондо в том, что он, можно сказать, построил первую балетную школу в Узбекистане. Это революционная вещь, потому что в Узбекистане нет ничего подобного, там нет ни одного коллектива современного танца. Когда я впервые с ним говорил, он был в ужасе. Он восклицал: „Это просто кошмар, я не знаю, что делать. Если в других местах для постановок я отбираю людей из нескольких сотен отличных местных танцоров, то здесь...“. Он очень переживал за качество, но ему удалось многому научить ребят за это время. Я постоянно присутствовал на репетициях и сам видел, как они растут на глазах», — вспоминает Буримский.

Фото: Бобур Алимходжаев

Фото: Бобур Алимходжаев

Фото: Бобур Алимходжаев

Выпускник Государственной балетной школы Берлина, солист Берлинской государственной оперы, Deutsche Oper Berlin и Aalto Ballett Essen, лауреат международного балетного конкурса «Приз Лозанны», который в свое время в составе труппы Государственной оперы Берлина работал с такими мэтрами балетного искусства, как Рудольф Нуреев и Ролан Пети, в Ташкенте Ребек оказался по приглашению Фонда развития культуры и искусства Узбекистана. 12 декабря 2019 года Межправительственный комитет ЮНЕСКО по охране нематериального культурного наследия включил «Хорезмский танец — лазги» в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества. Собственно, Раймондо попросили поставить балет, посвященный этому танцу, чтобы еще больше прославить его на весь мир. А Фрола Буримского Фонд развития культуры и искусства пригласил поработать над костюмами.

Танец лазги

Основой для балета Ребека стал национальный хорезмский танец лазги. Народные костюмы, в которых он обычно исполняется, послужили отправной точкой для Фрола Буримского при разработке эскизов. «Лазги подразумевает для танцовщиц определенную форму одежды. Как правило, это платье, а сверху еще одно, халат. Внутри должны быть маленькие брючки. Есть также специальные украшения, шапочка, без которой танцовщица не может выступать. Шапочка должна быть сделана по определенным канонам, с соответствующими деталями, например, перья на ней могут быть только белого цвета», — рассказывает Фрол. Соблюсти историческую достоверность в них дизайнеру помогали местные специалисты по лазги. Некоторые костюмы также дополняют головные уборы, сделанные по подобию узбекских тюбетеек. «Мы их слегка осовременили с помощью стилизации. Где-то сдвинули на бок, оставив как узнаваемый акцент», — уточняет Фрол.

Ткани

Все образы создавались в Узбекистане: в этом Фролу помогали десять человек при театральном ателье. Хотя от балетных костюмов в первую очередь требуется долговечность, дизайнеру было важно по максимуму использовать натуральные ткани. «В вещах должно быть удобно танцевать, они должны быть износостойкими, есть очень много технических ограничений. Поэтому я старался обойтись без своих любимых кружев, сделанных вручную. Плюс в театре обычно используются синтетические ткани, а для меня очень важна фактура, легкость, блеск. Поэтому я все же настоял на натуральных тканях. Для одного из костюмов мы заказали шелк из Японии, и это стоило всех потраченных нервов — он так летал и парил на сцене! Естественно, было много прототипов, так как определенные вещи нужно было тестировать, потому что они сложные по материалам и не совсем типичные для танцевальных костюмов», — говорит Фрол.

Цвета

Кроме ярких костюмов в красном, бордовом, зеленом и желтом цветах, в балете были и более лаконичные образы. «Мы с Раймондо обсуждали каждую сцену — и он рассказывал о своих ощущениях от них. Где-то его пожелания по костюмам были очень конкретными, например: требуется черное боди. А дальше я уже предлагал 10 разных черных боди — и хореограф выбирал из них. Мое личное очарование узбекской культурой особенно выразилось в шелковом платье с узором. Но любимый костюм — платье-халат, расшитое вручную. Так получилось, что оно слишком тяжелое для танца, но убирать его из постановки совсем было жалко, поэтому мы решили оставить его хотя бы на пару мгновений — и в одной из сцен балета танцовщица в нем, будто мираж, проплывает по сцене», — говорит Фрол.

Узбекистан

Возможно, вас удивило, что для работы над костюмами для узбекского балета пригласили именно Фрола Буримского, но для него это предложение совсем не было сюрпризом. Дизайнер уже несколько лет как влюблен в местную культуру и периодически путешествует по Узбекистану. «Я очарован узбекской культурой. Ташкент, Хива — особенные для меня места. Конкретно из этой поездки я привез много красивых советских винтажных крепдешинов с узорами годов 1960-х. Думаю, из них обязательно надо что-то сделать для Flor et Lavr — наверное, покажу результат уже этой осенью», — говорит Буримский. Кроме того, в своей галерее Flor et Lavr он планирует провести серию выставок о современном искусстве Узбекистана. «В общем, я очарован по всем фронтам. В прошлом году придумал себе Каргополь — а в этом меня увлек Узбекистан», — добавляет Фрол.


Фото: Бобур Алимходжаев

Артефакты

Наскальные рисунки — еще один источник вдохновения Буримского. Особенно его впечатлили изображения в ​​урочище Сармышсай. Это одно из самых известных мест в Узбекистане, прославившееся своей наскальной живописью, могильными курганами и священными местами.

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}