T

Иногда просто белое платье — тоже кутюр



Если вам показалось, что все успокоились насчет Марии Грации Кьюри в Dior, — вам показалось. Караван продаж уверенно идет, а споры вокруг того, в правильном ли направлении, в нужном ли ритме и достаточно ли широким шагом, не утихают. Кутюрная коллекция Dior весна—лето 2022, которую мы увидели на неделе высокой моды в Париже, — тому подтверждение. Носки поверх колготок, строгий крой — критиков показа смущало многое, но особенно простые белые платья, которые показались слишком лаконичными для высокой моды. Настя Сотник рассказывает, почему это самый настоящий кутюр из возможных.

Во время трансляции кутюрной коллекции Dior те ее зрители, у которых есть авторские Telegram-каналы, бурно обсуждали, насколько то, что они увидели, вообще имеет право называться кутюром. В качестве железного аргумента в пользу сомнений приводили скриншот Look 11, простого белого платья. Это и в самом деле редкий экспонат на неделе высокой моды, но в самом ли деле перед нами антикутюр?


Белых платьев разной степени декоративности и длины в той кутюрной коллекции Марии Грации целых пять. Белых костюмов, с юбками или брюками, но все еще лаконичных как по цвету, так и по крою, чуть больше — восемь. На первый взгляд во всех этих вещах нет ничего особенного и уж тем более кутюрного, но это ощущение обманчиво. Это кутюр даже не потому, что вещи сделаны руками специалистов кутюрного ателье Dior, одобренного Парижским синдикатом высокой моды, — таких мастерских в мире осталось не так много. Кутюр прячется в деталях, которые почти не передаются на фотографиях и видео. Это, например, драпировки с рифленой фактурой, как у виниловых пластинок — они сделаны по технике «крысиный хвост», которая требует того, чтобы вручную скрутили десятки шелковых лент и далее их собрали в платье. Или вышивка ателье Lesage — да, у Schiaparelli или Alexandre Vauthier работа этих мастеров обычно виднее, но образы, которые сделала Мария Грация, просто не кричат во весь голос, что перед вами кутюр. «Вышивка — это далеко не всегда про пайетки и бисер», — пишут про это сами Dior. «Мастерство отделки [одежды] не ценится. Как будто вышивка — это что-то только декоративное, что на самом деле она не является частью дизайна», — поясняет Мария Грация Кьюри, объясняя, почему конкретно эту коллекцию решила упростить с точки зрения декоративных элементов, отдав предпочтение более простым формам и сдержанной палитре из оттенков черного, белого и серого.

DIOR, ВЕСНА-ЛЕТО 2022

DIOR, ВЕСНА-ЛЕТО 2022

DIOR, ВЕСНА-ЛЕТО 2022

«Лично я считаю, что это одна из лучших кутюрных коллекций Кьюри, потому что она как раз очень простая. Мы привыкли, что кутюр — обязательно сумасшедшие наряды, и чем больше на них пошло ткани, пайеток, кристаллов, стекляруса, бусин, лент, тем больше в кутюре ценности. Но такая концепция возникла уже во времена Джона Гальяно. До него кутюр был тоже вполне богатый, но качественный и количественный взрыв произошел именно в Dior времен Гальяно, который установил некий стандарт кутюра. Он закрепил в сознании широких масс, что кутюрное платье должно непременно весить полтонны, надевать его придется с помощью пяти ассистентов, а модель под его тяжестью должна непременно загибаться и падать. Потом, правда, талант Гальяно исчез, а количество тканей и украшений осталось», — делится своими впечатлениями модный критик, обозреватель «Коммерсанта» Елена Стафьева. Исследователь моды Тим Ильясов соглашается в том, что это одна из самых сильных коллекций Кьюри еще и потому, что в ней дизайнер последовательно продолжает идти по архивам дома. «Я увидел много критики кутюрного Dior, но я буду защищать Марию Грацию. Она последовательно продолжает вдохновляться 1960-ми годами — началом эпохи Марка Боана. В этой коллекции, как и в коллекции весна—лето 2022, мы видим влияние 1960-х. Это прямые, графичные, четкие силуэты, простые, но идеально скроенные вещи. В новой кутюрной коллекции Dior в этом смысле мне особенно нравятся многие белые платья — и свободные, расклешенные, и вариации жакета бар с юбкой, и простые прямые силуэты, и платья-кейпы», — говорит он.

В своей последовательности Мария Грация следует и за основателем дома, которым руководит. «Если мы говорим о кутюре 1960–1980-х — это был цельный гардероб на все случаи жизни людей, способных за кутюр платить. Жакет бар изначально был жакет, который Диор придумал для клиенток, выходящих в середине дня из отеля Ritz или любого другого, где они с подругами пьют чай. Такая вещь не была рассчитана для выхода на красные дорожки», — рассказывает Елена Стафьева. При этом Мария Грация последовательна и как самостоятельный дизайнер. Ранее она уже показывала сдержанный кутюр не только в Valentino, где хейтеры Марии Грации могли бы приписать эту заслугу ее партнеру по дому, Пьерпаоло Пиччоли, но и в Dior. Вспомните кутюр осень 2017 — коллекцию, в которой дизайнер представила гардероб воображаемых путешественниц из 1950-х. А кутюр осень 2019 — когда показ открыл образ с не просто лаконичным белым платьем, а платьем с принтом-манифестом Are clothes modern?. «Последние 10 лет я ждала, когда же кутюр начнет делать такие вещи. Понимаете, он очень сильно прорыл эту нишу — пух, перья, камни. Мы уже видели платья весом в 150 килограммов, сколько же можно накручивать? Было понятно, что маятник в какой-то момент начнет двигаться в обратную сторону. В сторону гардероба, в котором выходят не на дорожку, а в котором идут пить чай, как это было в 1950-х или даже в 1970-х годах», — комментирует Елена Стафьева. Современный кутюр уже не стоит особняком в стороне от повседневной моды — он тоже переосмысляет себя. Отсюда — и большой упор на мужской кутюр, который мы видим в последних сезонах: на Неделе высокой моды весна-лето 2022 на этом поле ярко выступили Valentino и Ulyana Sergeenko, например. И стремление уйти, а точнее, вернуться к базе: простые силуэты, сдержанные цвета — кутюр, который можно и не распознать невооруженным глазом. «Я вижу, что кутюр видоизменяется по новыми правилам — мода эволюционирует, и кутюр вместе с ней. И настоящим кутюром, который действительно несет ценность, остается то, что не укладывается в правила, в общие представления о том, как должно быть», — подчеркивает Адриан Аппиолаза, дизайн-директор женской линии Loewe ready-to-wear, коллекционер и сооснователь архива 20 Age Archive, одной из самых внушительных коллекций моды.


DIOR, ВЕСНА 2016

При всей кажущейся эфемерности, мода сама по себе довольно четко структурирована, и такой ее сегмент, как кутюр, определяется вполне конкретными критериями. Кутюрные вещи — те, которые создаются в кутюрных домах: ателье в Париже, минимум две коллекции в год по не менее 25 образов, вещи должны быть уникальными, и над ними должно работать не меньше 20 работников ателье, одобренного Парижским синдикатом высокой моды. И, уж поверьте, все эти критерии можно соблюсти, создавая простое белое платье. Мария Грация Кьюри всегда готова показать этот процесс крупным планом в Instagram бренда. Ведь оказывается, что чаще всего такие вещи делать даже сложнее, чем уже поднадоевшие авангардные скульптуры из ткани.

VALENTINO, ВЕСНА-ЛЕТО 2022

VALENTINO, ВЕСНА-ЛЕТО 2022

«Действительно, простое платье сложнее всего, — делится дизайнер, основательница дома Tegin Светлана Тегин. — В свое время меня потрясла выставка Charles James в музее Метрополитен, где на экранах в 3D-формате показывали внутреннюю архитектуру платья, внешне простого по форме. Это больше напоминало архитектурные сооружения или скелеты несуществующих животных.


Смелость применения регилина, вытачек, расположения швов, увиденная тогда в платьях Charles James, утвердила меня в желании искать свои собственные неповторимые линии и особенности кроя». У Светланы Тегин пока нет ателье в Париже и одобрения великого синдиката, но это не мешает ей придерживаться кутюрных стандартов в работе над каждым платьем. В конце концов, как говорит Тим Ильясов, и простые черные брюки, и белое платье можно считать кутюром, если они созданы в кутюрных техниках ручной работы. «А также если они сконструированы в ателье высокой моды и после презентации проданы конкретной клиентке, которая их заказала», — добавляет он.


В ДНК Tegin простота и лаконичность занимают особое место, и тем не менее многие из платьев дома позиционируются как раз как кутюрные. Например, белое платье из шелка, созданное Тегин для выхода актрисы Екатерины Вилковой на красную дорожку кинофестиваля «Кинотавр» в 2019 году, работа над которым заняла 2,5 месяца. «Было много тонкостей с корсетом и кроем, ткань оказалась плотнее, чем я предполагала, и поэтому вытачки, которые я запланировала, нужно было убрать. Но зато объемные фалды в этой ткани смотрелись очень выразительно, и я приняла решение сделать длинный шлейф, который будет закладываться глубокими складками и втачиваться в верхнюю линию корсета по спинке. Шлейф получился очень тяжелым, и это потребовало укрепления корсета, который должен был удержать на себе всю конструкцию. Далее мы добились идеальной посадки корсета на примерках, придумали крепеж шлейфа и отрегулировали длину платья и шлейфа, ориентируясь на высоту каблука», — объясняет Светлана Тегин, почему так долго. Но все это внутренности: эту работу со стороны не видно, ведь перед нами просто белое платье без бретелей с красивым шлейфом. Сейчас, правда, это просто белое платье хранится в коллекции Музея Москвы.

ЕКАТЕРИНА ВИЛКОВА В ПЛАТЬЕ TEGIN 

BALENCIAGA, 1967

Невольно вспоминаешь еще один музейный экспонат истории моды — свадебное платье Balenciaga 1967 года из последней коллекции Кристобаля Баленсиаги. Тогда простое лаконичное платье, которое назвали кутюром, никого не смутило — наоборот, силуэт назвали революционным, полным любви к женщинам, переосмысляющим их роль в обществе. «В истории кутюра мы знаем множество примеров „упрощенных“ силуэтов. Например, работы Кристобаля Баленсиаги, который, будучи авангардным дизайнером, создавал минималистичные платья для кутюрных коллекций. Мой фаворит — свадебное платье Balenciaga из последней кутюрной коллекции Кристобаля. Из того, что ближе к нашему времени, мне очень нравится минималистичное по крою кутюрное платье Dior времен Раф Симонса из кутюрной коллекции 2015 года», — уточняет Адриан Аппиолаза.

Отсылку к тому самому свадебному Balenciaga мы видели совсем недавно, в первой кутюрной коллекции Balenciaga после 50 лет молчания в высокой моде, ставшей дебютом на этом поле для Демны Гвасалии. Признаться, когда я увидела ту коллекцию — уж слишком базовую для кутюра последних сезонов, — велик соблазн был назвать тот показ похоронами кутюра в Balenciaga. Поводов добавляла и черная процессия образов в самом начале, и две розы в руках у Сальмы Хайек в первом ряду. Но на деле Гвасалия как раз выступил за команду тех дизайнеров, кто отказывается считать кутюр функцией декора. «Такой простой, лаконичный кутюр намного сложнее придумать, а еще сложнее — решиться показывать сейчас. Людям невозможно показать простой кутюр. Обязательно нужно, чтобы все было расшито, в перьях, потому что все это необходимая часть шоу для неискушенного зрителя», — говорит Елена Стафьева.

BALENCIAGA, ОСЕНЬ-ЗИМА 2021

И значит, Гвасалия тогда показал нам не похороны, а, наоборот, возрождение того, повседневного кутюра. Когда ты, обладая достаточными ресурсами, идешь к любимому модельеру и заказываешь повседневный гардероб по своим меркам, но сшитый из дорогих тканей, с кутюрным подходом. К такой привычке давно приучены мужчины, обращающиеся в ателье по пошиву не только костюмов, но уже и рубашек, и джинсов, например. «Если бы можно было представить, что женщины, могущие себе позволить кутюр, относились бы к нему, как мужчины к пошитым у Anderson & Sheppard или у Cilento 1780 на заказ костюмам — то есть носили всю жизнь и оставляли внукам, — это было бы очень классно, современно и устойчиво в понимании люкса, конечно. Очень надеюсь, что кутюрные вещи Balenciaga из гардероба Деборы Кавендиш, герцогини Девонширской, успела поносить и ее внучка Стелла Теннант, и дальше будут надевать еще правнучки», — говорит Елена Стафьева. И чтобы кутюрные клиенты приучались к такому подходу, им стоит чаще напоминать про кутюр как базу — с помощью показов в том числе. «Меня даже радует, что кутюр в наши дни немного уходит в классическую ипостась не цирковой презентации, а высокого ателье для очень избранного круга покупательниц. Да, сейчас не так много клиенток высокой моды, как 70 лет назад, но все еще есть клиентки, которые могут заказать себе вещь. И это вряд ли будет вещь, усыпанная перьями и цветами, если речь не идет о свадебном платье», — добавляет Тим Ильясов. Что ж, мужчины, как мы видели по показам весна—лето 2022, забирают много модных привычек у женщин, — женщинам тоже не нужно теряться.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}