T

Великая красота

Фото:
Getty Images, Rex Features, архивы пресс-служб

Gucci продолжают праздновать 100-летие. Этим утром креативный директор бренда Алессандро Микеле провел второй показ в честь юбилея, на «Аллее звезд» в Лос-Анджелесе. В прошлый раз, с Gucci Aria, дизайнер устроил выставку достижений дома, в этот — организовал парад. Парад звезд, любви и кино, если быть точнее. Правда, как и в любой голливудской истории, тут не обошлось без грусти.

Алессандро Микеле давно говорил, что считает себя фетишистом, а в показе Gucci Love Parade, похоже, признался, что его главные фетиши — Голливуд и кино. Они привлекают дизайнера с детства: его мама работала ассистенткой на знаменитой римской киностудии «Чинечитта», о чем дизайнер напомнил в эссе «Девять букв, пронизанных желанием» накануне шоу. Благодаря ей он и влюбился в Голливуд и его закулисье — и посвятил ему часть инсталляции «Комната коллекционера» на выставке Gucci Archetypes в Gucci Garden, выставив десятки париков как из костюмерной. В его пантеон голливудских богов и богинь навсегда вошли Мэрилин Монро, Рита Хейворт, Рок Хадсон, Марлон Брандо — и с каждым годом к ним присоединяются новые звезды, от Гарри Стайлза до Дакоты Джонсон.

Пэтти Люпон в мини-сериале «Голливуд», 2020

История Gucci тоже предельно кинематографична. Среди див достаточно поклонниц бренда: взять хотя бы Грейс Келли, Элизабет Тейлор, Софи Лорен. О других преданных клиентках дома из года в год снимают фильмы — как, например, о принцессе Диане и Джеки Кеннеди (напомним, что сумки Gucci Diana и Jackie 1961 дом совсем недавно переиздал, сделав на них упор как на it-аксессуары). Да и сам дом Gucci давно напрашивался на байопик; сейчас, за несколько недель до мировой премьеры самого ожидаемого фильма года, «Дом Gucci», Gucci буквально равно «кино».


Неудивительно, что Микеле выбрал именно кино и Голливуд как тему для показа — финального аккорда в праздновании 100-летия Gucci. Алессандро всеми силами если не вплетается в ДНК дома, то прямо намекает на то, что он и Gucci — родственные души, выделяя под себя отдельные главы в истории бренда. Поэтому неудивительно и то, что он оказался настолько прямолинейным в выражении заявленной темы: хочешь войти в историю — будь заметным. Отсюда — приглашение с «уликами» в виде помады и записки-салфетки с отпечатком красных губ (снова фетиш), показ на «Аллее звезд», главные лица Голливуда среди зрителей, звездный кастинг на подиуме и, конечно, почти исчерпывающая энциклопедия отсылок к голливудским фильмам в вещах.

Мэрилин Монро в фильме «Принц и танцовщица», 1957

Платья на манер костюмов Эдит Хэд, халаты с перьями как предмет — символ кинодив. Платья и диадемы королев выпускного бала из молодежных ромкомов, а также наивно блестящие атласом костюмы с бутоньерками и бомберы на парнях — тех самых, по которым, согласно сценарию, сохнет вся школа. Вестерн, считывающийся в ковбойских шляпах. Так любимый Микеле sci-fi, в свое время воспетый в кампании Gucci осень–зима 2017, в «инопланетном» пирсинге и других украшениях. В странных спортивных легинсах и комбинезонах, так и быть, считаем отсылки к популярным спортивным драмам и шпионским фильмам.

Все это было бы даже слишком красиво, складно и предсказуемо, если бы Микеле в свойственной ему манере не превратил эту оду любви в балладу. Это как если бы сказку про Голливуд снимали классики итальянского неореализма: думается, такой парад любви у Феллини вызывал бы и смех, и грусть одновременно. Алессандро же во всей этой роскоши удалось коснуться обратной стороны киноиндустрии — фабрики звезд, которая так же легко перемалывает людей, как и зажигает. Да, красивый, блестящий, манящий, но при этом жестокий, несправедливый — Голливуд Алессандро Микеле еще и буквально голый, такой, как он есть. В чулках и с оголенной грудью, полный соблазнов, которые, как мы знаем, в последние годы разрушили много мифов и сказок о «Золушках». «Моя история про Голливуд — это прежде всего история про жизнь. Жизнь — она же состоит и из любви, и из блеска, и из грусти, и из боли. Приглашение [на показ — конверт с «уликами»] как раз было отсылкой к другому, странному миру Голливуда, темному миру», — объяснил сам Микеле в ответ на вопрос The Blueprint сразу после шоу. 


Поэтому в параде Gucci Love Parade рядом с теми, кто составляет стройный ряд Города ангелов, например, Джаредом Лето и певицей St Vincent, идут и те, кого фабрика грез в свое время прожевала и выплюнула, как Маколея Калкина. Можно смело назвать это его реваншем: Калкин сейчас звезда не только в мире Микеле, но и на победивших Голливуд стримингах и кабельном ТВ: актер снялся у главного шоураннера современности Райана Мерфи в новом сезоне «Американской истории ужасов». И, словно вторя Мерфи, Микеле показывает Голливуд мечты — такой, которого никогда не было, прямо как в одноименном сериале Netflix. Оттуда на подиум перекочевали и звезда телешоу Джереми Поуп, и попытка переписать историю, облачив темнокожих моделей в халаты и платья кинодив 1950-х и 1960-х. Ничего подобного, конечно же, в то время не могло быть.


Микеле в своем Голливуде так же жесток — в конце концов и он, кажется, забыл див ушедшей эпохи. Не то что на подиуме, даже среди гостей нет ни одной гранд-звезды, например, Патти Люпон из того же «Голливуда» или Бетт Мидлер. Зато есть Гвинет Пэлтроу — такое же лицо вечной голливудской молодости, как и Джаред Лето, большой друг Gucci и лично Микеле. Пэлтроу пришла на показ в красном бархатном костюме Gucci Aria — интерпретации одной из самых знаковых вещей Gucci времен Тома Форда, из коллекции осень–зима 1996. Тогда, в 96-м, Гвинет вышла в нем на красную дорожку церемонии MTV Video Music Awards.

Николь Кидман в фильме «Мулен Руж», 2001

Элизабет Тейлор в фильме «Клеопатра», 1963

Место проведения показа Китайский театр TCL, Голливуд

Эта кричащая отсылка — не единственный привет Тому Форду. Пристальный взгляд увидит в новой коллекции Gucci еще много перекличек с архивами бренда времен американского дизайнера. Кроме подчеркнутой сексуальности, прозрачных корсетов и бра, которые выглядят как вторая кожа, это видно и в вещах, воспевающих все тот же голливудский гламур, совсем не чуждый Форду. Или в мужских образах, в которых дизайнер всегда подчеркивал смелость, свободу, культ тела. Нам с самого начала казалось, что без Форда в этом показе не обойтись — он в свое время возродил Gucci после сложных времен, он сам и есть Голливуд во всех проявлениях. В конце концов, пока Микеле только мечтает снять фильм (как сам он признался после показа), а у Форда вышло уже два, и оба отличные. И все равно даже он, успешный, признанный, вечно молодой, оказался здесь по-голливудски списанным в архив: оммаж на подиуме был, а самого Тома Форда в числе гостей шоу — нет.

Gucci Осень-Зима 2004

Шествие звезд дня сегодняшнего по звездам минувших дней (буквально) завершилось не самым зрелищным выходом, но, кажется, самым кинематографичным. Мужчина в жилете-боди на голое тело, в брюках с провокационной ширинкой по всей длине, который волочит по полу свой пиджак. Кино, не меньше! Будь это триллер, руки были бы в крови. Будь это романтическая история, — в свободной руке оказалась бы красная роза. Будь это драма — бокал виски или яда в конце концов. Но Алессандро Микеле оставил этот финал открытым для интерпретаций, лишь сделав погромче All Is Full of Love Бьорк на титрах. Что ж, это не счастливый конец, но точно по-настоящему голливудский финал. 

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}