T

Кому нужны онлайн-недели моды

Первая половина 2020 года перевернула с ног на голову и нашу жизнь, и модную индустрию. Мы становимся свидетелями невиданного ранее феномена — онлайн недель моды. Позади уже три полноценные: Московская, Лондонская мужская и кутюрная. Сейчас мужские коллекции представляет Париж, а мы наблюдаем за всем происходящим и задаемся вопросом: в чем главные преимущества и недостатки такого формата?

Всего одиннадцать лет назад Александр Маккуин устроил первую в мире онлайн-трансляцию своего шоу Plato’s Atlantis, а сегодня, в 2020-м, недели моды полностью стали виртуальными. Правда, вынужденно и временно — из-за пандемии. Но если трансляция Маккуина в 2009-м зависала и чуть совсем не сорвалась из-за огромного количества желающих посмотреть показ, то сегодня все работает исправно — и технический прогресс не стоял на месте, и форматы, в которых дизайнеры представляют новые коллекции, тоже эволюционировали.

Московская неделя моды прошла 4 и 5 апреля — изначально дизайнеры планировали провести онлайн-трансляции реальных показов, но позже отказались от этой мысли — даже минимум людей на площадке уже увеличивает риск распространения болезни. В связи с этим было принято решение провести виртуальные презентации новых коллекций без участия команды бренда на их съемках — в формате видео- и фотолукбуков. «Мы призываем поддерживать российских дизайнеров не только привычным тегом #MBFWRussia, а также тегами #stayhome и #stayhomeinfashion, — говорил президент Национальной палаты моды Александр Шумский. — Посетите презентации дизайнеров из дома, подготовьтесь, выберите образ для показа или street/home style, выложите фото, шерьте, лайкайте — все это поддержит таланты в текущих условиях».


Так, в виртуальной неделе моды приняли участие несколько десятков брендов, среди которых Igor Gulyaev, Ruban, Red September, Asomatav и многие другие. Основательница бренда Asomatav Натиа Гвенетадзе рассказала The Blueprint, что результатом проведенной онлайн-презентации довольна: «Когда нам предложили поучаствовать в MBFW в онлайн-формате, нам дали список необходимых условий для участия бренда, среди которых было требование предоставить видеоконтент новой коллекции — то есть видео, в котором будет детально представлена одежда на моделях. Также мы предоставляли видео с личным обращением дизайнера, с короткой историей о себе и бренде. Главный плюс: такой формат удобен для просмотра неограниченным количеством зрителей. Просто отправляешь ссылку, время, и к нему присоединяются. Из минусов — видео периодически висло, но организаторы продублировали его на YouTube-канале на следующий день».

Правда, цифры, которые мы видим сегодня, спустя почти полгода, на YouTube-канале Mercedes-Benz Fashion Week Russia, отнюдь не утешительны — минимальное число просмотров в разделе F/W 2020–2021 — 48, максимальное — 367. Но почему на офлайн-показах в рамках MBFW Russia яблоку негде упасть, а на YouTube смотреть показы желающих мало? Александр Шумский отказался от комментариев об онлайн-активностях Mercedes-Benz Fashion Week Russia. А нам остается предположить, что большинство гостей MBFW Russia приходит показать себя и посмотреть друг на друга.

Первой оцифровавшейся столицей «большой модной четверки» стал Лондон — в начале июня локальные дизайнеры представили свои новые мужские коллекции в виртуальном формате. Сказать, что за происходящим на этой неделе моды следил весь мир, к сожалению, тоже нельзя — и во многом потому, что бриллианты лондонской моды (такие как A-Cold-Wall* и Burberry) от участия увильнули. NY Times утверждают: дело в том, что British Fashion Council слишком поздно анонсировали переход из офлайна в онлайн, и некоторые дизайнеры к таким условиям оказались не готовы.


По тем же причинам — будто бы понимая, что дизайн сегодня мало кого волнует, — многие молодые бренды решили, что более подходящего времени для того, чтобы громко высказаться на остросоциальные темы, возможно, уже не будет. Bianca Saunders, например, представили зин We Are One, осветивший проблемы гендерной и расовой принадлежности, а Мартин Роуз выпустила капсулу, созданную исключительно из материалов, оставшихся в ее студии от работы над предыдущими коллекциями. Были ли эти важные заявления о расе, гендере и осознанном потреблении услышаны? Возможно. Но широта их освещения в международной прессе явно уступала классическому показу с главредами и селебрити в первом ряду.

Bianca Saunders

Martine Rose

В итоге все с замиранием сердца ждали кутюрную неделю моды, которая должна была уместиться в три дня. Фактически так и случилось — подавляющее большинство брендов успели представить свои коллекции с 6 по 8 июля, но Maison Margiela, например, растянули онлайн-презентацию на четыре дня и последнюю часть покажут лишь 16-го, а Valentino сдвинули онлайн-показ на 21-е. Кутюр, безусловно, переплюнул Лондон по громкости инфоповодов. Но это ожидаемо — за заголовки в СМИ здесь, конечно, отвечали бренды-гиганты. И, что приятно, многим из них удалось органично вписать свои коллекции в мировую повестку. Так, раньше казалось, что кутюр и sustainability — два почти противоположных друг другу понятия, а сегодня Schiaparelli, к примеру, представили коллекцию исключительно в виде эскизов, пообещав отшить только те платья, на которые оформят заказы к сезону наград. Мария Грация Кьюри в Dior создала 37 миниатюрных кукольных платьев, только шесть из которых пошила в полный рост. Остальные превратятся в полноразмерные по той же логике, что и у Schiaparelli — при наличии реальных заказов.

Dior

Schiaparelli

Schiaparelli

Объективно неделя высокой моды — пока самое обсуждаемое онлайн-событие 2020 года. Но многие модные критики все еще негативно высказываются в ее адрес — «скучно» и «неинтересно» — едва ли не самые популярные слова, которыми характеризуют все происходящее в кутюре. «Если честно, онлайн-показы я смотрю не много и с трудом, — поделилась с The Blueprint основательница Telegram-канала Good morning, Karl! Катя Федорова. — С одной стороны, есть неплохие эксперименты в поисках новых форматов: так, мне понравился показ Balmain на лодке, плывущей по Сене, и живое и современное backstage-видео Jean Paul Gaultier. С другой — сразу видишь, насколько одномерная и скучная одежда у больших брендов, которые вдруг лишились возможности увеселить ее мегашоу с конями и цирковыми эквилибристами».

И в этом, пожалуй, заключается самый большой минус онлайн-формата. К тому же как только «показы» стали одинаково доступны всем, «избранные» из первого ряда — главреды, критики, звезды и блогеры — начали резко терять интерес ко всему, что происходит на неделях моды.


Они больше не заполняют вашу ленту инстаграма полупрозрачным черным платьем Наоми Кэмпбелл, пока та быстрым шагом идет по подиуму Valentino. И вы вдруг обнаруживаете, что высокохудожественная короткометражка, в которой черный бисер медленно переползает на белоснежное платье Iris Van Herpen, увлекает куда меньше, нежели десятиметровый шлейф платья Giambattista Valli, проплывающий по паркету в Instagram Сьюзи Менкес. Выходит, онлайн иногда проигрывает не только офлайну, но и самому себе.

Balmain

Iris Van Herpen

Giambattista Valli

Больше всего страдают из-за онлайн-тоталитаризма байеры — они больше не могут прийти в шоурум после показа, пообщаться с дизайнером, пощупать ткани и вблизи рассмотреть все швы. Оформлять заказы приходится почти вслепую, говорит байер КМ20 Саша Боголюбская: «Каждый бренд фантазирует как может — кто-то удивил креативом и сделал специальные онлайн-активности для байеров. У Botter, например, помимо лайв-презентации и шоурума был крутой digital experience: Botter Cloakroom — 3D-примерочная, где можно создать лук на виртуальной модели. В большей степени все заказы делаются через Joor, как и до пандемии. Только разница теперь в том, что финальное решение нужно принимать исключительно по картинке». В ситуации, когда примерить и пощупать ничего не выйдет, спасают только опыт и уверенность в старых партнерах: «Мы давно работаем с нашими брендами и примерно представляем, что от них можно ожидать. Мы делаем ставку на сильные позиции, в которые мы верим».

BOTTER

В Центральном Универсальном Магазине замечают, что, несмотря на все старания брендов, процесс выбора скорее усложнился. «Бренды организовали виртуальные шоурумы, а все наши встречи теперь проходят в Zoom и FaceTime, — говорит главный байер ЦУМа Ксения Азарова. — Кроме того, марки заранее присылают нам образцы тканей, чтобы мы могли вживую увидеть материалы, которые использовались в производстве коллекции. Но сам процесс закупки теперь занимает куда больше времени — если раньше было достаточно одного визита в шоурум, чтобы оценить оттенок, ткань, крой, посадку, то теперь все это обсуждается с брендами онлайн на многочисленных Zoom-конференциях».

Loewe

И если байерам важно пощупать каждый шов, то дизайнерам — нащупать формат, который будет работать. Отлично удалось это, например, Джонатану Андерсону из Loewe. Он устроил 24-часовую онлайн-трансляцию, в процессе которой представил новую мужскую коллекцию бренда, а друзьям, клиентам и прессе отправил сундучок, в который сложил картонные куклы моделей, виниловую пластинку с записями звука с испанской фабрики Loewe и кроме всего прочего письмо-послание, написанное им самим. «Джонатан Андерсон классно понимает важность тактильного и визуального», — пишет в своем Telegram-канале shoes & drinks Елизавета Буйнова. В самом деле в наши зыбкие времена очень хочется за что-нибудь подержаться.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}