T

Шесть выпускников Британки, за которыми мы будем следить

Рассуждая о молодости в нашем Youth Issue, мы не могли не задуматься о том, как молодость видит моду. Так как же? За ответом на этот вопрос Настя Сотник отправилась на выставку Britanka Degree Show 2021 и обнаружила шесть выпускников, за которыми точно будет следить. Вы тоже можете выбрать своих фаворитов — выставка в БВШД на «Артплее» открыта для всех желающих до 1 августа.

Выпускная коллекция Дарины Сорокиной ярче других как минимум по цвету. Дарина — одна из немногих участников выставки, кто не побоялся использовать насыщенные оттенки. Синий, зеленый, розовый, красный и оранжевый в ее нарядах раскрываются благодаря контрастным белым драпировкам и золотому декору. Все это не просто так: в работе дизайнер вдохновлялась работами Анри Матисса, а точнее, их подделками. «Тема моей выпускной коллекции — „Подделки картин Матисса и потеря аутентичности в моде и в искусстве“. Я много читала о художнике, нашла его главного „поддельника“ Эльмира де Хори: некоторые его работы почти невозможно отличить от оригиналов. Мне это показалось очень интересным», — рассказывает Дарина. Но она не срисовала картины, а лишь использовала коды, по которым их можно угадать. Оранжевый — во вкраплениях на голубом фоне, в принтах и как цвет платья с надетым поверх голубым кринолином — намекает на «Красных рыбок». Красный, синий и розовый на свитере, который будто врезается в пышную салатовую юбку, отсылают к так называемым джазовым сериям Матисса. Как подделки притворяются оригиналами, так и в коллекции Сорокиной простое притворяется сложным — и наоборот. Это происходит и с самой эффектной вещью из коллекции — синим силуэтным платьем с золотой полосой на спине и деталями в виде вееров, раскрывающихся зеленым и розовым спереди.

С технической стороной Сорокиной помогали те, кто еще в детстве пробудил в ней интерес к дизайну одежды, — родители, владеющие собственным ателье в Москве, и бабушка, которая для выпускной коллекции помогла вручную вязать свитер и чулки. «Думая о подделках, я хотела обратить внимание на качество оригинала, которое невозможно повторить. Поэтому хотелось создать полукутюрную коллекцию — настолько сложную, чтобы ее невозможно было воспроизвести. Если бы не моя семья, у меня не получилось бы все это сделать», — говорит Сорокина.

В ближайших планах у Сорокиной дополнить выпускную коллекцию так, чтобы сделать достойное портфолио, и пройти несколько стажировок за рубежом. К тому же она хочет объединиться с однокурсницей Полиной Воробей и попробовать создать собственный бренд.

Последние три года параллельно с учебой в Британке Ксения Глозман работает дизайнером в журнале Grazia. Дизайн одежды и графический дизайн идут рядом в ее жизни с детства. В 13 лет Ксения занялась живописью, в 14 пошла на курсы в театр моды «Василиса» Московского дворца пионеров, где проучилась два года. В ее выпускной коллекции графический дизайн и мода тоже тесно связаны — а точнее, сплетены.

Юлия Чернова, для проекта Human memory points

Вещи Глозман отличаются особенными 3D-принтами — каждый из них связан с личными воспоминаниями дизайнера. «Мне было интересно изучить, каким образом люди передают свои эмоции, как они ощущают себя, когда говорят о приятных и неприятных моментах прошлого. Я специально выделила две недели, чтобы изучить, как лично я воспринимаю события и потом рассказываю о них. Мне было легче делиться воспоминаниями через рисунки, поэтому я решила на протяжении 14 дней открывать фотографии приятных воспоминаний и зарисовывать свои эмоции. И дальше эти рисунки я переработала в принт», — рассказывает Ксения.

Также принтами стали фотографии, на которых Глозман запечатлела «экстраверта и интроверта, чтобы понять, как разные люди воспринимают и передают эмоции, как двигаются». Получившиеся принты дизайнер нанесла на отрезы органзы — и далее наслаивала их друг на друга для создания объемного эффекта. «Это как работа с подсознанием, когда наши воспоминания накладываются на то, что происходит в настоящем моменте», — говорит Ксения. Так как принты сами по себе стали сложными структурами, Глозман остановилась на простых силуэтах. Поэтому в ее коллекции — только простые платья макси, длинные юбки, боди, топы и плащи.


Хотя Ксения не планирует бросать работу в Grazia, выпускная коллекция все же вдохновила ее на создание своего бренда. «Я уже знаю, как адаптировать ее под массмаркет и применить к повседневной жизни», — утверждает Ксения. По ее словам, она займется этим, как только немного передохнет после окончания учебы.


Когда-то Мария Красная была одиннадцатиклассницей, которую сильно впечатлил показ выпускных коллекций студентов Британки. А сегодня она сама выпускница БВШД и показывает одну из самых впечатляющих работ на выставке.


В ее коллекции принты тоже занимают особое место. Для них дизайнер использовала фотографии которые делала в Беларуси, где ребенком часто проводила лето. Кадры с теми пейзажами Мария перенесла на ткань с помощью сублимированной печати — получились почти невесомые полупрозрачные платья и летние пальто. Есть еще одна особенность, но о ней вы узнаете, только прикоснувшись к этим вещам. «В некоторых образах я использовала ткань, которую создала сама. Это органза, прошитая так, чтобы получилась мохнатая текстура», — рассказывает Мария.


Такой подход заинтересовал не только нас, но и экспертов Graduate Fashion Week и даже зарубежную прессу (Мария пока не может называть конкретные издания, но вскоре в одном из них выйдет интервью с ней). Со своим брендом Мария пока думает повременить — в ближайшее время она хочет пройти стажировку в Ulyana Sergeenko или Alena Akhmadullina и посмотреть, как строится модный бизнес изнутри, — а потом и над собственным делом можно будет поработать.

Дизайнер Муи Магомедова показала коллекцию, посвященную Дагестану, — и это еще один проект, который не случился бы без участия семьи. Шила в ее семье, правда, только прабабушка, которую Муи не знала лично. Папа дизайнера — врач, мама — экономист, но и они приложили руку к коллекции дочери, поскольку с детства воспитывали в ней интерес к родной дагестанской культуре. «Мои родители из Дагестана, и я тоже дагестанка, хоть и родилась в Москве. Как жительнице большого современного города мне всегда было немного тяжело принять эту культуру. И вот совсем недавно я случайно нашла дома книгу про Дагестан и решила, что сейчас именно тот момент, когда я могу использовать свои корни в комфортной интерпретации. Показать, как можно совместить древнюю культуру Дагестана с ощущением от того, как и чем сейчас живет большой город», — рассказывает Муи.

Исследовав прикладное искусство Дагестана — например, то, как раньше плели ковры, как ткани окрашивали натуральными красителями, — Муи применила эти техники в дизайне одежды. Она даже сделала своими руками специальную раму для пряжи наподобие тех, на которых дагестанские мастерицы плетут ковры. С помощью этой рамы дизайнеру удалось создать «полусвитер» и пальто, которое на выставке выпускников пользуется особой популярностью. «Многие говорят, что купили бы такое, даже мужчины. Но я не готова его продавать: в нем столько труда, ручной работы — я не только плела, но и сама окрашивала ткани. Мне жалко его продавать, хочется оставить как память о моей первой коллекции», — говорит Муи.

Но после Британки Магомедова планирует все же начать расставаться со своими вещами — в рамках собственного бренда. «Я планировала пойти в магистратуру, но поняла, что сейчас лучше развивать себя, свой бренд, искать свой стиль», — признается она. Муи уже сейчас понимает, как делать более коммерческие вещи, не теряя свой стиль, — этим и планирует заняться в ближайшее время. Когда границы откроются, Магомедова хочет попытать счастье с зарубежными стажировками. Больше всего ей бы хотелось поработать в Vivienne Westwood — «потому что у нее такой неповторимый панковский стиль, а я очень люблю все, что связано с бунтарской музыкой».

Работ Надежды Анкудиновой могло вовсе не быть на этой выставке — дизайнер рисковала не закончить Британку. Она поступила в университет в 2013-м, но после второго курса взяла академический отпуск из-за семейных проблем и повышения цен за обучение. Ей пришлось вернуться в родной Краснодар и устроиться в компанию, названия которой Надежда уже и не помнит. Но в скучной рутине интерес к моде совсем не ослаб, и через четыре года Надежда решила все же вернуться в Британку.

Родители ее поддержали. Семья для Надежды так же важна, как и дело, которым она занимается, поэтому свою выпускную коллекцию она посвятила личной истории своей прабабушки. «Это история о том, как в годы революции она пыталась сохранить свою семью. В этом ей помогали удостоверения красных партизан и белогвардейцев, которые у нас до сих пор сохранились. Когда приходили белые, она показывала их документ, когда красные — их, чтобы никого в семье не трогали. Причем один ее сын в жизни был за красных, а другой за белых. Меня эта история вдохновила, ведь она уникальна и связана с женской силой», — рассказывает Надежда. В ее коллекции красное и белое тоже рядом. Они либо скрываются друг за другом, как в случае с красной подкладкой белого пальто или с красным боди, проглядывающим сквозь полупрозрачную белую блузу. Или дополняют друг друга, как красный кожаный топ и белое платье.


В процессе работы Надежда поняла, что ее видение красоты и дизайна совпадает с тем, что делает ее однокурсница Кристина Клюшина. Это чувство оказалось взаимным, так что девушки решили объединить силы после выпуска и создать свой бренд. Коммерческие вещи они делать не планируют — хотят создавать уникальные наряды для выходов. «Поначалу это не будет приносить прибыль, мы знаем, поэтому продолжим шить на заказ самую разную одежду по запросам клиентов. У каждой из нас уже есть постоянные клиенты», — говорит Надежда. Скоро девушки объявят название бренда и запустят инстаграм-профиль — следите за обновлениями.

Кристина Клюшина, как и ее сокурсница и будущая коллега Надежда Анкудинова, могла не закончить Британку. Мама и бабушка Кристины сами шили одежду для себя, Кристины и ее брата — не по профессии, а «поскольку хороших вещей было не достать». Но школьные уроки труда отбили у девушки желание шить: она решила идти в другую профессию и после школы поступила на факультет бизнес-информатики в Волгоградский государственный университет. К последнему курсу Кристина все же поняла, что ошиблась. Получив первое образование, она отправилась в Москву поступать в МГУДТ, но не сложилось. К счастью, Клюшина не поехала домой, а поступила на факультет дизайна одежды в Британке.


Создавая свою выпускную коллекцию, Кристина думала о маме и бабушке, которые «никогда не изучали моделирование или пошив — у них просто дар». А еще вспоминала, как она сама воспринимала моду до того, как решила сделать ее своей профессией. Вдохновлялась дизайнер заброшенными усадьбами Москвы и Подмосковья, в частности, городской усадьбой Кожиных в Столешниковом переулке. Одна из бывших обитательниц этого места, арфистка и композитор XIX века Людмила Дмитриевна Кожина, стала воображаемой героиней коллекции. «Она будто попадает после смерти в место, очень похожее на ее особняк. По сути, это он же, но обветшалый, призрачный. Она ходит по нему и постепенно узнает какие-то предметы из своей жизни. И таким образом она продолжает жить, но уже в другом мире», — рассказывает Клюшина.

Это ощущение призрачности и обветшалости Клюшина передала в текстурах тканей. Она их ржавила, обрабатывала, используя печать с растворителем, обрывала нити для бахромы так, чтобы они казались необработанными, — все для достижения эффекта «будто разлагающихся материалов». При этом дизайнеру удалось не переборщить с театральностью: все эти элементы либо деликатно украшают минималистичные платья, либо сливаются с кожей благодаря воздушности текстур.

К бизнес-информатике Клюшина больше не планирует возвращаться, хотя параллельно с учебой в Британке работала на полставки в IT-компании, чтобы оплачивать университет и другие расходы. Сейчас, имея достаточно клиентов, для которых она шьет на заказ, Ксения готовится запускать собственный бренд вместе с Надеждой Анкудиновой.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}