T

Интервью:
Найл Слоун, Escada

ТЕКСТ: Лидия Агеева

В этом году немецкий дом Escada празднует сорокалетний юбилей. Его новый креативный директор ирландец Найл Слоун рассказал The Blueprint, как он собирается вернуть культовый бренд на модную карту мира и сделать современных женщин еще более сильными и счастливыми.

Мы встречаемся со Слоуном в Париже во время недели моды — здесь у Escada традиционно открывается европейский шоурум для журналистов и байеров. Тридцатисемилетнего дизайнера сложно отловить, он вечно на ходу: Найл работает между Лондоном, где он живет и где находится его мини-студия, и Мюнхеном, где базируется марка и ее главные подмастерья. Многие из них работают на дом с момента его основания в 1978 году.



Перед Найлом стоит непростая задача — вернуть былую славу марке, ставшей культовой в конце 80-х благодаря энергии ее основательницы — немецкой топ-модели, ставшей дизайнером, Маргареты Лей. И, работая с ее наследием, не скатиться на прямые заимствования, которые он сам полушутя называет «ретроспективой». «Никто не хочет застрять в прошлом. Моя задача состоит в том, чтобы внимательно смотреть на наше время и пытаться найти в нем элементы, похожие на золотую эпоху Escada. А потом отсечь все, что абсолютно не подходит сегодняшней действительности. По сути приходится работать с пятью процентами найденных идей и придумывать им новое применение для современных женщин, чтобы достигнуть главной цели — построить новый мир Escada на прочном фундаменте старого».


«Хорошим идеям надо дать время созреть — а не сразу переходить к чему-то другому»

То, что Слоун не лукавит и провел в архивах дома не один день, изучая все до мельчайших деталей, сразу бросается в глаза. Он работает в Escada всего около года — его назначили на должность креативного директора в августе 2017-го, и две его первые коллекции уже были восприняты критиками на ура благодаря его способности удачно интерпретировать идеи из прошлого. Фирменные золотые пуговицы на жакетах и юбках. Любимые Маргаретой Лей сердца повсюду — на туфлях, пряжках, сумках, узорах и украшениях. К слову, крупные серьги в форме сердец из первого лукбука — это находки Найла с винтажных рынков и электронных торгов eBay — настоящие, придуманные Лей. На блузах, юбках, жакетах и кардиганах — пестрый принт словно из 80-х, с разноцветными буквами Escada, достойными картин Уорхола. Слоун не скрывает, что собирается делать его и в следующих коллекциях, но в новых вариациях и цветовых сочетаниях, «потому что хорошим идеям надо дать время созреть — а не сразу переходить к чему-то другому». Принт с наездником из последней весенне-летней коллекции — тоже не случайность. Escada по-португальски значит «лестница», так звали лошадь, на которую однажды поставили на скачках основатели дома — Маргарета и Вольфганг Лей. Как гласит легенда, Эскада в тот день пришла первой.

И конечно, Слоун не мог обойти стороной фирменные костюмы самых сочных оттенков — янтарно-желтого, малинового, кобальтового синего, фиолетового — которые носили все иконы 80-х — от принцессы Дианы до Ким Бейсингер. Как и обещал, Слоун адаптировал тейлоринг под наше время, поэтому у его жакетов плечи меньше, чем у предшественников — power suits из 80-х, созданных Маргаретой Лей для женщин, которые, как и она, боролись за свое право работать наравне с мужчинами.

Escada, весна-лето 2019

Кстати, яркие цветовые сочетания из весенне-летней коллекции тоже не случайность: Найл нашел на барахолке в Нью-Йорке два жакета Escada начала 90-х — малиновый и желтый — и решил опереться на эти два оттенка в коллекции. «Горжусь, когда мне удается дать новую жизнь вещам, созданным нашей компанией десятки лет назад, и напомнить всем, кто про нас забыл, о том, что мы еще на многое способны. В моей студии до сих пор работают люди, чьими руками были сделаны эти жакеты! С годами мастера потеряли уверенность в себе и стали сами забывать о наследии Escada и роли марки в укреплении образа современной сильной женщины. Что ж, я уверен, что это история, которую люди хотят услышать сегодня, и я с удовольствием готов им ее рассказать».

Найл родом с самого севера Ирландии, из маленького городка Бенгор на берегу моря. Другая ирландская модная звезда Джонатан Андерсон тоже родился неподалеку — в графстве Лондондерри. «Северная Ирландия — не самая модная точка мира, но это забавное совпадение». Слоун рано понял, что ему интересна мода. «Каждый день мама давала мне немного денег на ланч в школе, но я их никогда не тратил на еду. На накопленные сбережения покупал на выходных глянцевые журналы. Кстати, родители до сих пор хранят мою коллекцию и регулярно спрашивают, не пора ли ее выбросить? Но я отказываюсь! Это же бесценный архив моды» (смеется). Так в 12 лет Найл Слоун знал наизусть всех главных моделей 90-х и был заворожен тем образом сильной независимой женщины, которую они представляли. «Я собирал любимые фотографии в папки с их именами на корешке — Наоми, Синди, Меган Дуглас и так далее. Иногда приходилось покупать по два журнала — чтобы вырвать нужную страницу и заархивировать ее с обеих сторон!»



В 18 лет Слоун перебрался в Лондон, чтобы учиться на дизайнера в Central Saint Martins (он окончил бакалавриат по программе «дизайн и маркетинг», а потом отучился два года в магистратуре Royal College of Art). На третьем курсе, как и положено, отправился на поиски стажировки. Но в отличие от одногруппников, которые себе составили целый план по практике по паре месяцев у самых топовых дизайнеров, он ходил по всем собеседованиям с одной и той же речью: «Хочу к вам надолго, на год, не меньше, чтобы действительно чему-то научиться». Такой системный подход сразу понравился Кристоферу Бейли из Burberry, поэтому, обучив Найла своему ремеслу, он уже не собирался его отпускать. Они проработали вместе более десяти лет: Найл прошел путь от стажера и ассистента мерчандайзера до дизайнера аксессуаров, а впоследствии и женских коллекций Burberry Prorsum. «Я всегда был амбициозным парнем и по молодости не стеснялся это показывать. Кристофер был для меня настоящим примером для подражания, ментором. И конечно, он сразу понял: я хочу такую же должность, как у него».



Поэтому, когда Слоуну предложили отвечать за коллекции в Hunter и по сути руководить всем творческим процессом, он согласился. Для него это значило уход из «модной» моды и уникальный опыт работы с крупным массовым брендом, совсем с другими задачами и циклом производства («Вы даже себе не можете представить, какие производственные мощности в Азии — Европе никогда их не догнать»). После трех лет в Hunter его ждал новый поворот — предложение возглавить Escada и по сути вернуться в игру high fashion.


Белый горох на каштановых платьях и жакетах — отсылка к наряду Вивиан из «Красотки»

Найл любит полушутя рассказывать, что в самые напряженные дни работы на «дождливом» Burberry он всегда говорил, что когда-нибудь станет дизайнером «солнечной» Escada: в студии он хранил плакат рекламной кампании немецкого бренда c иконами 90-х Жизель Зелау и Гейл Эллиот в пастельно-розовом и фисташковом костюмах и разноцветных туфлях. «Я никогда не воспринимал свои слова всерьез, мне даже в голову не приходило записаться в Escada на собеседование. Забавно, что судьба распорядилась по-другому. И предложи мне эту должность раньше, мне кажется, я бы отказался. Но в жизни все происходит в правильный момент. Настало время заново рассказать об Escada. Ценности Маргареты Лей — ее феминистская позиция, ее борьба за разнообразие моделей — сегодня актуальны как никогда. Кто, если не мы, будет помогать женщинам дальше бороться за свое счастье?»

Иными словами, Слоун собирается не только возродить бренд, но и написать пару-тройку новых глав, актуальных для сегодняшних реалий. «Раньше женщинам нужно было доказывать, что они могут выполнять те же роли, что и мужчины. Победа достигнута. Может, поэтому наш бренд и ушел в тень: не было необходимости продолжать борьбу. Теперь мы живем в другое время, перед женщинами стоят новые цели, и их ждут новые битвы. Моя задача — сделать их жизнь как можно проще, придумать для них гардероб на любой случай и зарядить их правильной солнечной энергией. Женщина Escada, как и Маргарета Лей, любит цвет и смотрит на жизнь с иронией. И конечно, никогда не опускает рук».



«Не каждая красавица сможет рассказать нашу историю»

Escada, осень-зима 2018

Escada, весна-лето 2018

Первым делом Найл Слоун снял в рекламной кампании одну из своих любимых моделей из 90-х Эмбер Валлетту: «Эмбер уже работала с Escada до моего назначения — и я сразу понял, что никто не сможет показать ренессанс Escada лучше, чем она! Ведь она, как и мы, — символ моды 90-х, который после десятилетия затишья вышел из тени, чтобы ее заново покорить». Первая коллекция Слоуна была воспринята на ура — это убедило руководство компании (сейчас бренд принадлежит индийской бизнес-леди, наследнице стальной империи Меге Миттал. — Прим. ред.) к юбилею доверить ему шоу в рамках Нью-Йоркской недели моды — первое в истории бренда. Найл собрал в команду лучших. Макияж от Пэт Макграт, прически от Гвидо Палау, звук от Фредерика Санчеса, а кастинг от Пьерджорджо дель Моро — творца магического камбэка его любимых топ-моделей на подиуме Versace. По просьбе Слоуна он собрал на подиуме главных девушек современности, все они с характером — шоу открывала Адут Акеш, а закрывала Лара Стоун. «Не каждая красавица сможет рассказать нашу историю: мы искали моделей, чья походка, характер и активная жизненная позиция сразу бросаются в глаза. В общем, настоящих женщин Escada».




Какой план у Слоуна на популярную в России линию Escada Sport? Он называет ее, опять же не без юмора, «лучшей подругой основной линии». «Они хорошо ладят, в чем-то дополняют друг друга и определенно играют за одну команду. Если в подиумной коллекции есть несколько вещей не на каждый день, то в коллекции Sport есть те же идеи, но в другом, более практичном исполнении». В общем, все для клиента.





Ради своих клиентов Найл собирается этой зимой добраться и до России. «Нельзя издалека понять, чего хочет женщина. Нужно ехать навстречу ей, прочувствовать тот климат, в котором она живет. Как там, когда светит солнце и когда вовсю дует ветер». Найл вообще большую часть нашего разговора говорит о своих клиентах. Даже в свободное время, которое он проводит в основном в Лондоне за чашкой чая с тридцатилетними подругами («в моем окружении определенно больше женщин, чем мужчин»), он не перестает обсуждать с ними ту роль, что хорошая пара туфель, правильная сумка и идеально скроенный жакет с золотыми пуговицами играют в жизни женщины. Видимо, прислушивается к каждому слову и делает для себя правильные выводы.






Escada, весна-лето 2019

«Конечно, у меня нет возможности быть каждый раз в магазине в тот момент, когда женщина будет выбирать себе новый жакет Escada и, примеряя его, чувствовать себя еще более сильной и счастливой. Но зато я знаю, что создаю что-то, что вызывает у нее эмоции. А это бесценно — и это главное, для чего существует мода».





Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}