T

Конец эпохи streetwear?

Модные бренды один за другим отказываются от streetwear-эстетики. Значит ли это, что в 2020-м главный феномен прошлого десятилетия окончательно уйдет в прошлое? Разбирается основатель издания SLOWW Кирилл Астраханцев.

СМЕНА КУРСА

«Толстовок с принтами стало слишком много», — заявил Раф Симонс за кулисами после своего показа весна—лето 2019 и оказался прав. Количество футболок, кроссовок, толстовок, кепок и технологичной одежды на подиумах с тех пор начало стремительно уменьшаться. Более того, бренды, которые сделали себе имя на streetwear-эстетике, внезапно решили от нее отказаться. Британский A-Cold-Wall* Сэмюэля Росса на минувшем показе осень—зима 2020/2021 представил тренчи, двубортные костюмы и оверсайз-пальто вместо привычных парок и брюк карго. Верджил Абло, кажется, тоже решил повернуть Off-White на 180 градусов и почти полностью отказался от худи и спортивных брюк — им на смену пришли нейлоновые пиджаки, кожаные тренчи и шерстяные пончо.

Показ мужской коллекции A-Cold-Wall*, осень—зима 2020/2021

Показ мужской коллекции Raf Simons, весна-лето 2019

Показ мужской коллекции Off-White, осень—зима 2020/2021

Этот пируэт основателя Off-White и креативного директора Louis Vuitton не был такой уж неожиданностью. Еще в прошлом году он лично пророчествовал в интервью глянцевым журналам, вторя Симонсу: «Я бы сказал, что streetwear в 2020-м точно умрет. Сколько еще толстовок, футболок, кроссовок нам нужно? Да и в винтажных магазинах можно отыскать много крутой одежды». Впрочем, чего еще ждать от человека, который сделал карьеру на стритвире — но, кажется, никогда не любил его по-настоящему. Чего стоит один дебютный бренд Абло Pyrex, где он кастомизировал толстовки Champion и фланелевые рубашки Polo Ralph Lauren, а потом продавал их в пять раз дороже. Последовавший за этим Off-White по сути был streetwear-брендом по цене люкса, а вишенкой на торте стал выход дизайнера в Louis Vuitton.


В отличие от Симонса и Абло, байер и сооснователь шведского магазина Très Bien Саймон Ходжмен хоронить streetwear не спешит: «Не думаю, что это смерть чего-либо, — утверждает Ходжмен. — Просто streetwear слишком доминировал в современной моде. Пришла пора немного ужаться и вернуть себе прежнюю самостоятельность».

Pyrex

Читайте также

Скейтборд Supreme с пародией на монограмму Louis Vuitton, 2000

Мерч — это новые коллаборации. Почему все скупают вещи с логотипами корпораций?

ПОД ПЯТОЙ ИНДУСТРИИ

Турбулентный роман уличной и высокой моды длится не первое десятилетие, с периодами оживления и охлаждения. Так, в 2000-м Supreme выпустили доски с пародией на монограмму Louis Vuitton. Две недели спустя французский модный дом подал на бренд в суд, а в 2017-м стороны представили общую коллекцию. На волне популярности массивных кед для скейта в 1999 году CDG Homme и DC Shoe сделали коллаборацию. Недавно «дутые скейт-кеды из 2000-х» вернулись в коллаборации Under Armour с Asap Rocky, а потом практически такую же модель выпустил Lanvin. Члены нью-йоркской банды Lo Life прославили некоторые коллекции Polo Ralph Lauren (в основном они воровали вещи в универмагах), а сегодня бренд возвращает культовый дизайн.  



За счет «уличной эстетики», авторитета рэп-культуры и инстаграм-хайпа большие бренды смогли привлечь новую аудиторию, но взаимовыгоден ли этот альянс? Да, для некоторых фэшн-брендов уличная культура и субкультуры всегда были частью ДНК, с которой они обращались уважительно и бережно (самый избитый пример — Vivienne Westwood). Но если говорить об индустрии в целом, то ее главной движущей силой всегда был и остается конформизм, подминающий под себя субкультуры. «Коммерциализация, творческое истощение и поглощение силами мейнстрима» — так в книге «Философия панка» Крейг О’Хара описывает то, что произошло с рок-н-роллом. «Рок-музыка стала либо коммерческой, мейнстримовой музыкой, продвигаемой и упаковываемой корпоративными гигантами, либо ритуальным гедонизмом». И «рок-музыку» в этом предложении можно смело заменить на streetwear.

Нью-йоркская банда Lo-Life 

фото: Тэрстин Хоул III, 1988

Стоило уличному стилю стать массовым, как он перестал быть индикатором взглядов и образа жизни; идеологи движения сокрушаются, что потребителей теперь больше интересует логотип и количество нулей на ценнике. «Мейнстримового покупателя в целом не особо интересует история и наследие, — говорит редактор раздела „Стиль“ Highsnobiety Грэм Кэмпбелл. — Им просто нужен продукт. Появление Instagram привело к буму streetwear, потому что для многих людей логотип важнее качества». Основатель бренда The Hundreds Бобби Ким тоже сетует в своем блоге, что раньше котировались лимитированные тиражи и избирательная дистрибуция, а теперь все решает цена. «Лично я всегда любил сочетать streetwear c фэшн и чем-то современным, — признается Саймон Ходжмен. — Но то, что происходит сейчас, включая Dior и Шона Stussy, коллаборацию Maison Margiela c Reebok и тому подобное, меня немного отталкивает».


Остаться собой, переходя в модный мейнстрим, — едва ли не самая трудная задача для субкультурного дизайнера. «Когда бренд достигает определенного уровня узнаваемости, его часто хотят загнать в рамки — мы уже видели марки, которые достигали успеха и начинали выпускать банальные вещи, — объясняет сооснователь японского бренда Cav Empt Тоби Фэлтвелл в интервью для онлайн-журнала SLOWW. — Мы всегда задаем себе вопрос: «Если кто-то уже делал то же самое в прошлом, зачем повторять это?»

Показ мужской коллекции Dior, весна-лето 2020

Схожим вопросом уже задавался крестный отец японского streetwear, основатель проекта Fragment Design Хироси Фудзивара. «К сожалению, эта субкультура слишком ушла в мейнстрим, — жаловался Хироси в интервью для книги Стивена Фогеля Street Wear. — Как результат, многим людям, включая меня, это стало неинтересно». Книга вышла в 2007 году. В 2019-м Хироси полон того же пессимизма: «Я думаю, что streetwear, захваченный люксовой модой, теряет свою суть», — говорит он в статье 2019 года на Business of Fashion. «В словах Хироси есть доля правды, — соглашается Грэм Кэмпбелл. — Streetwear всегда был своего рода рупором и держался в стороне. Сейчас это часть истеблишмента, и поддерживать бунтарский дух в такой среде очень нелегко».

Читайте также

Секстинг, Брекзит, феминизм: 2010-е от А до Я

Читайте также

Supreme х Louis Vuitton и другие дропы: что это такое и зачем они нужны

 Noah, рекламная кампания 2019

БОЛЬШЕ,ЧЕМ ТРЕНД

Streetwear хоронили уже не раз. Когда Шон Стусси (основатель бренда Stussy) покинул свой легендарный бренд, когда Bape был продан гонконгскому конгломерату I.T., когда Supreme сделал коллаборацию с Louis Vuitton. Теперь, когда Off-White на неделе моды в Париже представил более формальную коллекцию, заупокойные по streetwear начали читать с новой силой. Но даже если Абло и его сотоварищи переходят на пиджаки и брюки, это вовсе не значит, что streetwear куда-то уйдет. Но, возможно, станет иначе называться.


Так, продукцию нью-йоркского бренда Noah можно назвать просто «одежда». Его сооснователь Брендон Бабензин проецирует свои интересы на дизайн — преппи-эстетика, спорт, субкультуры, скейтбординг, музыка, сознательность потребления и созидательные мотивы. В коллекциях Noah можно найти как толстовки с принтами, так и двубортные пиджаки. «Бренды Supreme и Noah сегодня относятся к мейнстриму, — объясняет сооснователь Très Bien. — Если честно, не очень понимаю, как и к чему конкретно их можно отнести».

Undercover, весна-лето 2020

Японский бренд Undercover также сложно загнать в рамки streetwear. Работы его основателя Дзюна Такахаси называют «правильный фэшн». От коллекции к коллекции Дзюн раскрывает свой обширный кругозор, начиная от панка и заканчивая культовым кинематографом, — все пропускается через деликатную оптику дизайнера. В своей коллекции весна—лето 2020 Такахаси вновь переосмыслил себя. На показе преобладал формальный стиль в меланхоличной и чуткой манере. Это шоу многие называли предвестником возвращения пиджаков и брюк. Но на недавней неделе моды в Париже Дзюн вернулся с «кутюрно-уличным» стилем. Вдохновением для коллекции осень—зима 2020/2021 стала картина японского режиссера Акиры Куросавы «Трон в крови» (1957 год).

Показ мужской коллекции Undercover, 2020

Так или иначе, streetwear до сих пор может дать вам чувство принадлежности и идентичности. «В механическом и обезличенном мире человек приобретает необъяснимое чувство утраты, ощущение того, что жизнь исчерпала себя, что люди словно лишены своего наследия, своих корней, что общество точно так же, как и человеческая природа, раздроблено и изувечено, но прежде всего это ощущение, что люди находятся в стороне от того, что могло бы придать смысл их работе, их существованию», — пишет канадский философ Чарльз Тейлор. Эту внутреннюю пустоту помогали заполнить субкультуры и уличные бренды. «Streetwear сейчас мейнстрим, но для многих ребят это не просто одежда, а часть образа жизни, — утверждает Кэмпбелл. — Они всегда будут охотиться за следующей классной вещью. Если [большой] фэшн закончил со streetwear, не значит, что и эти ребята тоже».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}