T

Стиль в фильме

«Один день»

15 июля — точная середина лета; день, когда в Британии отмечается праздник святого Суитина и когда впервые встретились герои фильма «Один день» по нашумевшему одноименному роману Дэвида Николса. Именно 15.07 происходит действие фильма и книги, которое охватывает два десятилетия — с конца восьмидесятых до конца нулевых. Рассказываем, как создавался стиль в картине о любви, долго притворявшейся дружбой.

Роман драматурга и сценариста, в прошлом театрального актера Дэвида Николса «Один день», вышедший в Великобритании в 2009 году, сразу стал бестселлером: только на родине меньше чем за два года было раскуплено больше миллиона его копий. Обозревательница The Guardian Рэйчел Кук писала в августе 2011 года, что «Один день» преследует ее буквально повсюду: люди читают его в автобусах, поездах и метро. И читают с удовольствием. Даже критики и литераторы. Писатель Ник Хорнби похвалил роман, назвав его «большой, затягивающей, умной, отлично написанной историей отношений, которые то возобновляются, то угасают». А The Times заявила, что книга Николса гораздо больше, чем очередная поверхностная романтическая комедия вроде «Когда Гарри встретил Салли» и что это не только «мудрое, смешное, глубокое, тонкое и порой невыносимо грустное» произведение, но и «лучший британский роман о нравах в обществе» со времен книги «Какое надувательство!» Джонатана Коу, опубликованной в 1994 году.

Сюжет книги прост и вместе с тем дает множество возможностей для писательских маневров: двое молодых людей — Эмма и Декстер — знакомятся на выпускном в колледже, оказываются в постели (правда, лишь затем, чтобы уснуть обнявшись) и решают на всю жизнь остаться друзьями. День их знакомства, 15 июля, превращается в рефрен всего повествования: на протяжении следующих двадцати лет — с конца восьмидесятых до конца нулевых — читатель встречается с героями именно в эту дату. Автор позволяет следить за жизнью персонажей, при этом не перегружая повествование деталями и побочными сюжетными линиями, давая возможность додумать все, что происходит с Эммой и Декстером «за кадром». А происходит немало: Эмма переезжает из Эдинбурга в Лондон, долго работает официанткой в мексиканской забегаловке; устав от бессмысленной работы, получает диплом учительницы, устраивается в школу, а затем наконец осуществляет мечту всей своей жизни — становится успешной писательницей и переезжает в Париж. Жизнь Декстера, наоборот, идет по нисходящей: сперва звезда популярного ТВ-шоу, вскоре он становится объектом критики; затем тяжело переживает болезнь и смерть матери, подсаживается на алкоголь и наркотики, теряет работу, неудачно женится, разводится и в конце концов — в том числе благодаря Эмме — находит в себе силы начать все с чистого лица.

Разумеется, «Один день» рассказ не столько о дружбе, сколько о любви, «отложенной на потом». С самого начала отношения героев балансируют на грани фола. Слишком разные, как по темпераменту, так и по социальному происхождению, они то сближаются и, кажется, вот-вот «перейдут черту», то вновь отдаляются, то порывают друг с другом «навсегда», но затем все равно мирятся. Их чувства куда сложнее и больше, чем обычная дружеская симпатия — это коктейль из влюбленности, взаимного интереса, физического влечения и страхов. Нечто отдаленно похожее десять лет спустя сумеет описать Салли Руни в своих «Нормальных людях». Ближе к финалу — и к сорока годам — Эмма и Декстер наконец понимают и открыто признаются себе, что любят друг друга. Вот только хеппи-энда в этой истории, увы, не будет.

Как это часто бывает с романами-бестселлерами, «Один день» довольно быстро — спустя всего два года после публикации — был экранизирован. Причем сценарий написал сам Дэвид Николс, так что различия в сюжетах фильма и книги минимальны. С бумаги на экран удалось перенести и авторскую иронию, и остроумные диалоги и детали, которые позволяют составить представление о той или иной эпохе — в жизни героев и страны.


Руководила процессом режиссер Лоне Шерфиг, которая до этого успела прославиться с ретромелодрамой «Воспитание чувств» (получила три номинации на «Оскар» — в том числе за лучший фильм), где действие происходит в 1960-е, а главную роль исполняет Кэри Маллиган. Возможно, кого-то вроде Маллиган, типичную британку, шатенку, хотели видеть фанаты книги и в роли Эммы — Николс описывает свою героиню как внешне неприметную (по крайней мере в юности) скромную провинциалку. Однако кастинг выиграла Энн Хэтэуэй, американка и яркая брюнетка. Многие поклонники романа были недовольны, сочли актрису «слишком красивой». Однако выбор Энн на эту роль был вполне обоснованным: по собственному признанию, прочитав сценарий, она буквально влюбилась в героиню и завалила Лоне Шерфиг письмами, где подробно излагала свои мысли о ее характере, да еще и снабжала их файлами с песнями «в стиле Эммы».

В итоге в роли персонажа Николса — английской интеллектуалки, которая только по мере взросления начинает осознавать свою привлекательность, — Хэтэуэй выглядит более чем органично. И дело тут не только в акценте, которому актрисе прошлось научиться, но и в костюмах: они помогли Энн полностью перевоплотиться — а заодно наглядно показали эволюцию героини от двадцатилетнего «гадкого утенка» до прекрасной femme fatale за тридцать.


Отвечала за костюмы в картине Одиль Дикс-Миро, француженка по происхождению, до этого работавшая с Шерфиг над «Воспитанием чувств», — через восемь лет она же внесет свой вклад в воссоздание быта перестроечного СССР в сериале «Чернобыль».


Готовясь к съемкам, вместе с режиссером и художницей по гриму Иваной Приморак («Часы», «Искупление», «Еще одна из рода Болейн») Дикс-Миро кропотливо изучала самые популярные британские глянцевые журналы за два десятилетия — от Vogue до Blitz и The Face. Затем, уже при участии Энн Хэтэуэй, команда подробно обсуждала детали образа и характера Эммы — и не только. «У Декстера есть деньги, поэтому его выбор одежды довольно предсказуемый, — рассуждает художница. — А с Эммой все гораздо сложнее. В самом начале картины она носит слегка старомодные вещи. Ее стиль по-настоящему меняется только после переезда в Париж. Вместе с Лоне и Энн мы обсуждали, что надела бы Эмма в той или иной сцене и, например, пришли к выводу, что она не слишком любит брюки».

Действительно, практически весь фильм героиня Хэтэуэй ходит в платьях. Мы видим ее в брюках лишь однажды — ненавистную форму официантки она вынуждена носить в мексиканском ресторане. В начале фильма Эмма обожает цветочный принт — ее недорогие романтичные платья из тонкой ткани контрастируют с грубыми ботинками на толстой подошве и объемными потертыми куртками и рюкзаками — сама того не ведая, она одной из первых исповедует гранж, который вот-вот обретет модного пророка в лице Марка Джейкобса. Дополняют образ очки в круглой оправе в стиле Джона Леннона — как обычные, так и солнцезащитные. Когда одним летом в начале 1990-х Эмма и Декстер отправляются вдвоем на каникулы во Францию, героиня, которая не слишком любит выставлять тело напоказ, носит закрытый черный купальник; загорая, читает «Невыносимую легкость бытия» Кундеры, а спит в растянутой футболке с лозунгом против ядерного оружия.

В середине десятилетия, уже работая учительницей, Эмма пытается стать элегантнее — но у нее это получается не сразу. На ужин с Декстером она приходит в обтягивающем сером платье с бахромой и вышитой на груди красной розой (предположительно Karen Millen) и в черных туфлях с ремешками. Ей хочется казаться «гламурнее» рядом с другом-звездой, но на самом деле на контрасте в вычурных интерьерах дорогого ресторана и среди сверкающих нарядов других посетительниц она оказывается чужеродным элементом. Тогда Эмма утверждается в мысли о том, что с Декстером они из разных миров, герои бурно ссорятся и на несколько лет перестают общаться.

Когда Декстер вновь видит Эмму в начале нулевых на свадьбе общих друзей, она кажется более искушенной в вопросах стиля: на ней наряд в «китайском» духе из неоново-синего шелка с вышивкой. «Видал? — шепчет ему на ухо бывший однокурсник, указывая на Эмму. — А ведь всю дорогу была рядом!» Но это лишь промежуточный результат. Wow-эффект наступает, когда героиня появляется в кадре через пару экранных лет — Эмма уже известная детская писательница и живет в Париже. На вокзале она встречает Декстера в минималистичном голубом обтягивающем платье и со стрижкой «под мальчика» (в этой и почти во всех остальных сценах Хэтэуэй носила парик) — так что становится трудно избежать сравнений с другой знаменитой парижской интеллектуалкой, Франсуазой Саган. Вечером того же дня Эмма переодевается в роскошное платье с пышным подолом в стиле 1950-х. И в нем же бежит затем вдоль набережной канала Сен-Мартен за Декстером — чтобы сообщить ему, что все-таки готова ответить взаимностью на его чувства (в которых он наконец-то сумел признаться — себе и ей).



Что до самого главного героя (его сыграл Джим Стерджесс, известный нам по фильмам «Через Вселенную» и «Еще одна из рода Болейн»), то, как заметила Одиль Дикс-Миро, вещи он выбирает без особенной рефлексии. В начале фильма Декстер — единственный сын состоятельных родителей, избалованный красавчик и бабник, не читавший ничего толще глянцевого журнала. Как и герои модных съемок тех самых журналов, он носит дорогие белые сорочки, классические брюки и пиджаки, презирает спортивную обувь (да, в 1990-е лондонские денди кроссовки не носили) и обожает кожаные мокасины (наверняка Gucci).


Один из самых комичных моментов фильма — сцена, когда на каникулах во Франции герои купаются голышом, а проворные воры тем временем похищают всю одежду Декстера, опрометчиво оставленную им у кромки воды. Несчастный в бешенстве мечется по берегу и кричит, что «мерзкие французы» стащили его любимые мокасины, костюм Armani и даже трусы Calvin Klein. Эмма при этом абсолютно спокойна — и полностью одета: ее дешевое платье в цветочек на пуговицах воров не заинтересовало.

С течением лет — и после череды трагических событий и разочарований — стиль Декстера становится более расслабленным. Он уже не пытается пустить пыль в глаза и казаться хозяином жизни. В его гардеробе появляются джинсы, яркие свитера, недорогие рубашки и классический бежевый тренч. При этом, как и Эмма, после тридцати он выглядит даже сексуальнее, чем в юности — в основном благодаря короткой стрижке, легкой седине и элегантной щетине. «Кажется, в образе Декстера в его 43 года я выгляжу лучше, чем буду выглядеть в свои реальные 43», — сказал сразу после съемок сам Джим Стерджесс. Что ж, совсем скоро у него будет возможность проверить: 43 Стерджессу исполнится уже в следующем году.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}