Blueprint
T

Поиграем в игру, в города, самолеты

фото:

Батыр Аннадурдыев

В прошлом году шоу «Абсолютно нага» с Екатериной Варнавой заставило москвичей пересмотреть свое отношение к кабаре. Новая постановка в театре на Лубянском проезде, 15 — Crave Airlines с Риналем Мухаметовым в главной роли — обещает быть как минимум не менее зрелищной. Рассказываем, как создавались костюмы в шоу.

Капитан воздушного судна Crave Airlines Райнал Мунлайт. На подготовку к этой роли у выпускника «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова, главного героя «Вторжения» Федора Бондарчука и до недавнего времени актера «Гоголь-центра» было несколько месяцев. «Вообще я жуткий интроверт, а тут нужны интерактивы, работа со зрителем, — говорит Риналь Мухаметов. — Для меня этот спектакль — фантасмагория. Я у себя в голове нарисовал такого бесполого инопланетного персонажа, который питается сексуальной энергией. Прыгает, бегает, сходит с ума, заводит себя и всех вокруг. Он как из «Людей в черном» — такая субстанция, которая прячется в человеческом теле..

Лондон, Париж, Токио, Лас-Вегас. За пару часов судно совершает впечатляющий вояж, а его капитан успевает поучаствовать в десятке танцевальных номеров и сменить три костюма (некоторые из них — прямо на сцене). Вернее, так было на премьерных показах. В следующих шоу (ближайшие два месяца у команды Crave Airlines плотное расписание) костюмов будет больше — над ними уже трудятся в костюмерном цехе.

«Союзу художников по костюмам», как его в шутку называет руководитель костюмерного департамента Crave Екатерина Феофанова, досталась задачка со звездочкой. Больше 200 костюмов для шоу (самого масштабного в истории театра-кабаре) пришлось изготовить Светлане Евстигнеевой, Татьяне Конкиной, Анастасии Кожуровой, Татьяне Нитченко, Айхану Шинжину — и Игорю Чапурину, который давно стал своим в театральном закулисье. Игорь сотрудничал с Большим и Мариинским театрами и одевал танцовщиков «Лебединого озера» в постановке одного из главных современных хореографов — француза Анжелена Прельжокажа.


«Когда я работал над костюмами, то не придерживался конкретного набора референсов: скорее это был стилистический пазл из цветов, фактур и силуэтов, сформированный с учетом режиссерской задачи, — рассказывает Игорь Чапурин. — Мы отталкивались от эстетики люксовых авиалиний с присущим им флером элитарности, а еще добавили сексуальной игры и нотки иронии. Поэтому в образах, если присмотреться, можно увидеть и аллюзии на шоу Милен Фармер, и деликатные отсылки к работам Tom of Finland, и микс панк-рока с маньеризмом».


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-331,"y":-2,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Все белье на танцовщицах — Agent Provocateur

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-331,"y":-2,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-331,"y":-2,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-331,"y":-2,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-331,"y":-2,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Униформа

Стюардесс, которые появляются в первом и финальном номерах, дизайнер Светлана Евстигнеева одела в пиджаки с кожаными вставками и вырезами — каждый отшивали вручную по меркам танцовщиц.

Air France

«Пятый элемент», 1997

British Airways

Pan Am

British Airways

Милен Фармер

«Пятый элемент», 1997

Игорь Чапурин: «Меня интересовала униформа зарубежных авиакомпаний. Я изучал фотоархивы British Airways, Air France и Pan Am». 

Pan Am

Tom of Finland

Кактус 

По словам Риналя Мухаметова, костюм мистера Кактуса (образ, говорят, придумал актер Александр Гудков) — самый сложный в переодевании.

Gucci, осень-зима 1996

Маски

Игорь Чапурин: «Маски мы создавали в специальных театральных мастерских, они отсылают к эстетике игры, двойственности и, возможно, даже к культу многоликих богов языческих культов».

Кадр из альбома Бейонсе 

Renaissance

Heidi Lee

Страны

Игорь Чапурин: «По сюжету самолет Crave Airlines оказывается в разных точках планеты. Мы отталкивались от узнаваемых визуальных символов национальных культур. Поэтому, к примеру, Испанию я увязал с корридой, задействуя тему корсетов, красного шелка, характерных головных уборов».

Платье из длинной шелковистой ткани — еще одна задумка режиссера Василия Козаря

Екатерина Феофанова: «Изначально для номера, в котором девушки танцуют канкан, мы приготовили довольно тяжелые атласные юбки. Но затем выбрали другую ткань — тонкий шелковый фатин, в котором гораздо легче двигаться». 

Вырезы

Игорь Чапурин: «Я постарался найти баланс между строгой униформой и свободным движением тела танцовщиков, поэтому во многих костюмах есть открытые участки, прорези, обнажающие фигуру. Кстати, этот прием мы использовали на нашем парижском показе в 2006 году, когда под одежду моделей надевались боди, напоминающие расплавленный металл. Тогда мы не ожидали, что вещь, созданная для стилизации шоу, станет настолько популярной: ее заказала Бейонсе для американского тура 2007 года, такой же комбинезон мы сделали для Наоми Кэмпбелл, и вот он появился в Crave».

Бейонсе

Прически

Екатерина Феофанова: «Все парики — дело рук Татьяны Нитченко. Для номера, который мы называем „Мария Антуанетта“, она специально покрасила объемные высокие парики в пастельные цвета — благодаря краске локоны лучше держат форму».

Парики для номера гейши в японском блоке — дело рук стилиста Дмитрия Винокурова.


Обувь

Екатерина Феофанова: «Всю обувь делали на заказ в театральных мастерских (и вручную расшивали стразами). Ширина и высота колодок и каблуков подбиралась и изготавливалась индивидуально, чтобы туфли могли выдержать нагрузку»

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}