T

Марка с большим будущим:
Fedor Diakonov

Лукбук:


Богдан Широков


Федор Дьяконов впервые оказался на слуху, когда работал с Ренатой Литвиновой и несколькими российскими дизайнерами над костюмами к спектаклю «Звезда вашего периода». Сейчас он выпустил свою первую коллекцию, и, по мнению Насти Сотник, дебют вышел не только зрелищным, но и перспективным.

марка:

основатель:

анкета:

КОЛЛАБОРАЦИЯ МЕЧТЫ

любимый бренд

любимый показ

Самый модный человек прямо сейчас

любимый модный фильм

Федора Дьяконова мы отлично узнали в этом году, когда, сбежав от парижского локдауна, близкий друг дочери Ренаты Литвиновой Ульяны Добровской оказался в Москве. Оказался очень вовремя. Пока в Париже, где Дьяконов живет в некарантинное время, ничего не происходит, в Москве сегодня ты на премьере «Северного ветра» в еще не открытом «Художественном» выгуливаешь костюмы Gucci Orgasmique. Двумя неделями позже принимаешь комплименты за костюмы, которые придумал с Ренатой Литвиновой для ее спектакля, поставленного на сцене МХТ им. Чехова. А через пару месяцев — вновь идешь на красную дорожку по случаю уже официального открытия «Художественного»: снова в Gucci, на этот раз под руку с Ульяной Добровской. Циники сказали бы, что наступило идеальное время конвертировать возросшую медийность в коммерческий успех. Но Федор Дьяконов, хоть и запустил первую капсульную коллекцию бренда Fedor Diakonov крайне вовремя, все-таки не бизнесмен, а именно дизайнер. И коллекция, которую мы видим, растет не из оппортунизма, а из потенциала, накопленного за время учебы в Антверпенской академии изящных искусств, и интереснейших стажировок, например, у лауреатки LVMH Prize 2017 Марин Серр. И все-таки нельзя не задаться вопросом: за вычетом всей светской суеты, окружавшей Федора последнее время, осталась бы коллекция такой, какой мы ее видим? Отвечая на этот вопрос, стоит подробнее рассмотреть лукбук, который снял для Fedor Dyakonov модный фотограф Богдан Широков.

В нем — вещи «для разных мальчиков и девочек», которые не боятся необычных форм и экспериментов. «В принципе мой герой... Даже не знаю, как описать. Какой-то а-ля Антиной или Нарцисс. Какое-нибудь достаточно флюидное создание», — так же обтекаемо обрисовывает Дьяконов портрет своего покупателя. Для этого флюидного создания дизайнер придумал, например, майку с продольным вырезом, ковбойские рубашки и безрукавки, костюмы в монопринт, джинсы и брюки клеш, а также самый заметный предмет коллекции — кейп, на создание которого ушло больше всего времени. «Он очень простой по крою, но со сложным принтом, в котором много деталей. Его долго надо было распределять по лекалам, пока рисунок не встал идеально», — объясняет дизайнер.

Авторские принты Дьяконова покрывают почти все вещи из коллекции. Где-то это рисунки с оптическими эффектами, где-то — лого бренда, автопортреты Дьяконова, изображенного в виде черта, и примитивистские графические символы. «Мне всегда нравились принты, я делал их в своих коллекциях с первого курса, потому что вообще-то изначально хотел быть графическим дизайнером. Мне очень нравятся молодые бренды, которые активно работают с принтами, — Marine Serre, Casablanca, например. Мои принты и графика как раз легли в основу первой коллекции моего бренда. При работе над ней меня очень вдохновила графика 1970-х, какие-то вырезки из журналов, которые я находил у друзей. Также меня очень впечатлили работы Энди Уорхола, особенно чернильная графика. Мне как-то подарили его книгу Love, Sex and Desire, в которой много эротических рисунков, выполненных чернилами и карандашом, — вот они меня очень впечатлили. А еще работы британского графика Одри Бердсли», — рассказывает Дьяконов. Кроме Уорхола его вдохновил Жан Кокто, коллекции Emilio Pucci 1970-х годов, песни Джими Хендрикса и Pink Floyd, а также мода 1960-х — это особенно легко понять по брюкам, джинсам клеш и стилизованным воротникам.

Несмотря на то что коллекция разрабатывалась Дьяконовым уже в Москве, сам город не то чтобы как-то повлиял на стилистические решения. Но зато повлияло то, чем Дьяконов занимался здесь большую часть времени, — работа в театре. «Сквозь всю коллекцию проходит театральная тема. Где-то это даже интерпретации образов конкретных персонажей, например, Арлекино», — уточняет Дьяконов. И конечно, сила места (и знакомств) сработала, когда нужно было искать локальные производства при подготовке коллекции. Тут Федор обратился к питерскому текстильному производству Kunjut и к соосновательнице проекта Manouk Sport Анне Антюховой — она помогла Дьяконову с поиском производства для футболок и маек с принтами.

Часть принтов Дьяконов рисовал от руки, потом сканировал и превращал в паттерн для тканей, а часть — сразу создавал в Adobe Illustrator и Photoshop. В дальнейшем дизайнер хочет больше использовать первый подход, потому что ручной труд ценнее. От этого и дороже — вещи Fedor Diakonov уже позиционируются в сегменте middle-up, средняя стоимость их составляет 20 тысяч рублей. Задирать ценовую планку еще выше Дьяконов пока не решается, а продавать дешевле — не может. «Во-первых, принты не так уж дешево делать, от этого ценообразование и идет. Во-вторых, у меня нет большого производства, поэтому на каждую вещь тратится много времени и ресурсов, что тоже отражается на итоговой цене», — объясняет дизайнер. Впрочем, демократичные предложения в коллекции Дьяконова тоже есть, например, сумки за €100. К тому же скоро Дьяконов запустит производство футболок со своими принтами — они, скорее всего, будут дешевле и в производстве, и в продаже.

Вообще, планы на бренд у Дьяконова амбициозные. В мае он хочет вернуться в Париж, чтобы работать над следующей коллекцией, с которой уже планирует выступить в «каком-нибудь международном шоуруме». Еще он хочет поэкспериментировать с вторичным использованием вещей. «В Европе с этим проще работать, там есть много складов винтажа и секонд-хенда, который продается на развес — и, главное, они работают легально», — говорит дизайнер. Есть надежда, что слава Fedor Diakonov докатится до Парижа раньше него самого. По его словам, уже сейчас многие Instagram-инфлюенсеры и стилисты просят вещи Дяконова на съемки и светские выходы, кроме того, в вещах Fedor Diakonov по дружбе часто появляется Ульяна Добровская. «Уля — моя главная муза», — нежно подчеркивает Дьяконов. А вот ее маме, Ренате Литвиновой, он пока не решается предложить вещи на выход. Говорит, «кажется, это не совсем ее стиль». Хотя мы вполне представляем диву в красном кейпе с принтами, нужен только хороший повод.

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}