T

Vogue Маши Федоровой

глазами друзей и героев журнала

3 февраля стало известно, что в российском Vogue сменился главный редактор. На место Маши Федоровой, занимавшей эту должность с 2018 года, придет Ксения Соловьева — бывший главред Tatler. Прощаться с журналом образца Маши Федоровой рано: мы еще увидим номера, сделанные под ее руководством. А пока мы попросили героев, моделей и фотографов, сотрудничавших с Vogue Russia, вспомнить, каково было работать с Машей — и каким они запомнят ее журнал.

Лиза Породина, фотограф

Лично для себя я запомню Vogue Маши Федоровой очень красочным, очень экспериментальным, очень открытым. Мне как фотографу он давал полную свободу в том, чтобы делать все, что я хочу, причем на очень высоком уровне. Я очень много лично общалась с Машей, и она в свое время меня очень удивила тем, как она очень просто общалась со всеми, как просто всех обнимала, оставляла весь негатив за площадкой. Мне в голову не приходит ни одного плохого слова о ней — она очень хороший человек. Я лично ей благодарна за все шансы, за доверие и за ту любовь и уважение, которые она направляла в мой адрес. Модная индустрия — это большое количество мыльных пузырей, они сами по себе существуют автономно и иногда даже отдельно друг от друга, особенно не пересекаясь. Но если мы говорим про российский пузырь — в мире русской моды, я уверена, Маша стала очень важной фигурой. Я хочу ей пожелать огромного количества позитивной энергии, потрясающей новой работы, которая ее будет вдохновлять, и еще хочу пожелать ее дочери больших успехов.

Маша Миногарова, модель и блогер

За последние несколько лет я участвовала в паре партнерских съемок, а еще в проектах на ютьюбе про макияж и «Что в моей сумке». Я, откровенно говоря, уже много лет очень сильно, как родную, люблю Машу Федорову. Еще со времен Glamour. Однажды, когда мы даже не были толком знакомы, Маша предложила сделать съемку с моей мамой, да еще и в печатное издание на несколько разворотов — и это изменило жизнь моей мамы Антонины на 180 градусов. Этим материалом Маша подарила нашей семье праздник, и огромная благодарность ей за это, просто на века! Надеюсь, что могу называть Машу своим другом, потому что где мы только уже не бывали вместе с ней, и в Париже, и в Нью-Йорке, и на афтепати Met Gala, и на многих показах и мероприятиях. Рядом с Машей у меня всегда ощущение, что я «под присмотром» и все у меня отлично. Маша и посадит на место, и на фото с Аризоной Мьюз отправит, и подскажет, на какую постановку спектакля какого режиссера идти. На меня произвела огромное впечатление ситуация, когда мы были с Машей в Лондоне на показе несколько лет назад. Это было как раз на стыке Glamour и Vogue. Когда мы вошли в зал, гости с фронт-роу моментально вставали со своих мест и шли к Маше поздороваться, пожать руку, как-то поприветствовать, тогда я в первый раз, наверное, поняла масштаб личности. Та самая Маша, которая всегда запросто с тобой общается, узнает, как там Антонина и какие дела в Краснодаре, для всех этих людей с фронт-роу большая величина. И я каждый раз вспоминаю это, когда слушаю разные мнения знатоков, судивших со стороны. Маша большой профессионал и отличный человек.

Татьяна Бродач, художница и скульптор

Здорово, что наш Vogue под руководством Маши развернулся в сторону искусства — это заметная тенденция в моде, бренды делают все больше коллабораций с художниками. Приятно, что на страницах главного модного издания стали появляться художники. Vogue опубликовал интервью со мной в 2019 году, а во время пандемии Маша выпустила номер, полностью сделанный художниками. И я тоже сделала для этого номера проект. У меня был исключительно положительный опыт общения с Машей, мы легко понимали друг друга и обе получили удовольствие от совместной работы.

Ольга Карпуть, основательница концепт-стора КМ20

Буду скучать по встречам с Машей на первых рядах показов в Париже и по ее частым бизнес-ланчам у нас в ресторане КМ20. Я благодарна Маше за выбор меня в качестве одной из героинь, которые делают моду в России. За обложку и интервью в первом номере Vogue Business. Это я точно запомню надолго. Еще среди любимых — сентябрь 2020, номер про надежду: кавер с произведением Эрика Булатова — по-настоящему коллекционный. В инстаграме Маша написала, что с уходом начинается жизнь. Пожелаю ей to live her best life, как говорится.



Симона Куст, модель

Я безумно ей благодарна за то, что она вывела Vogue на абсолютно новый уровень и сделала журнал, который точно может тягаться и с американскими, и с европейскими изданиями. Я ей благодарна за то, что она пустила меня в эту семью, в эту команду. Дала возможность нести знамя Vogue Россия, хоть и всего на месяц, но это дорогого стоит. Хочу пожелать ей отдохнуть, избавиться от валерьянки. Заниматься тем, что приносит ей счастье. Уверена, что она знает, куда идти, и путь ее будет долгим и великим. Тот факт, что она уходит из Condé Nast, не значит, что она теряет свое имя, свою ценность. Это все та же Маша Федорова, которая добилась многого и которая будет продолжать развиваться. Буду скучать по ее live-трансляциям.

Иляна Эрднеева, главный редактор журнала Glamour

Я всего несколько лет назад осознала, что влияние Маши Федоровой на мою жизнь началось задолго до того, как я переступила порог редакции. Маша работала в журнале Glamour с самого запуска, я читала его с первого номера — и вырезала картинки, которые она отобрала, приносила в ателье страницы, которые она одобрила. Мы еще не были знакомы, а мой выбор трендов и брендов уже складывался из того, над чем работала Маша. Уже став сотрудником, я смогла оценить удивительно демократичный дух, царивший в редакции. Глянец славится своей жесткой иерархией — разговоры с коллегами из других журналов только подтверждали этот миф и этим очень меня удивляли — помню, что меня и не только меня слушали внимательно независимо от того, кем я была — интерном, пришедшим на летнюю практику, зеленым редактором или шеф-редактором. Маша всегда говорила, что любит «резистентных» людей, у которых есть свое мнение и которые готовы его защищать, с ней можно было не соглашаться, ее можно было в чем-то убедить — это очень редкое качество вообще и в нашей индустрии особенно. Маша не боялась давать шанс пробовать себя в новом, благодаря чему был возможен мой горизонтальный профессиональный рост — из отдела стиля жизни — в отдел культуры, оттуда — в отдел моды. Готовность рисковать вместе с тобой, учить и смотреть на ошибки без драмы и осуждения — неоценима.


Я бы хотела пожелать ей хорошенечко отдохнуть. Маша точно этого заслужила.


Серьезное подведение итогов деятельности Маши Федоровой мне кажется несколько преждевременным — я знаю, сколько в ней страсти и любви к моде, и уверена, что она не утихнет. Скажу только, что Маша снимала российских дизайнеров, поддерживала российские модные и бьюти-бренды и лоббировала появление российских знаменитостей задолго до того, как это стало модным или хотя бы одобряемым. Уверена, что многие таланты, успешно работающие на рынке по сей день, помнят ее поддержку тогда, когда ее не оказывал почти никто.

Александра Анисимова, директор студии Джозефа Кошута

Мы дружим с Машей 20 лет, наверное. Я работала на 7-м этаже в Harper’s Bazaar, а Маша — на 6-м в Playboy. Глянец нас познакомил, подарил нам массу веселых приключений — включая кошмарную морскую болезнь на яхте в ЮАР для GQ и шикарные рассветы в Таиланде для Glamour. Много дней и ночей тяжелой работы, которую мы, наверное, обе не помним в подробностях, потому что падали от усталости в отелях, офисах и под ближайшим кустом. Маша вырастила глянец из своего блестящего академического художественного образования и того, что было под рукой. Научила меня безжалостно уничтожать клише в собственной голове, быть профессионалом и в каждом видеть прежде всего ближнего своего и только потом — коллегу. Пользуюсь этими универсальными принципами каждый день. Я эгоистично рада, что у нас появится снова время на разговоры и отвлеченные интересы, буду пользоваться этим коротким моментом.

Маша Мел, фотограф

С Машей я познакомилась на показе A.W.A.K.E. MODE в Лондоне, где прекрасная Наталия Алавердян показывала новую коллекцию. Шоу без Маши не начинали — все стартовало, только когда она приехала. Помню, какой ее увидела — стильной, с доброй улыбкой, сразу располагающей к себе. Было очень приятно, что Маша давала съемки, которые я могла делать в Лондоне. Чаще всего это были профайлы героев — от группы Bloom Twins или художницы Юлдус Бахтиозиной до стилистки Тесс Йопп, с которой мы часто работаем вместе.


Юлдус, например, мы снимали в Royal Opera House. Там потрясающая атмосфера за кулисами и вся структура работает как часы. В Москву тоже летала на съемки, например, с Ниной Кравиц. Мы должны были снимать ее на Красной площади — подчеркнуть, что она русская. Но в день съемки было −8, выпала куча снега, и пришлось перенести все в студию — потому что мы, как обычно, в разгар зимы снимали весенний номер. Но меня не остановишь, поэтому во второй половине дня все же решили сделать пару кадров у Кремля. Посадили Нину с мороженым в джинсовой куртке на морозе, а когда она побежала переодеваться, ко мне подходят милиционеры и говорят: «Что вы фоткаете?» А я с улыбкой отвечаю: «Как что, Кремль! Смотрите, какая красота!» Еще из фэшн-съемок для российского Vogue очень люблю «Последний звонок» — никогда не забуду, как на нее приехали 10 представителей разных ювелирных брендов, настолько колоритные, что можно было их портреты снимать.


Так что я очень благодарна Маше за такие интересные проекты и за то, что она помнит о своих соотечественниках, даже тех, кто живет за границей. Кстати, ждите новую съемку в российском Vogue в марте, там будет бомба!

Ян Югай, фотограф

Могу отметить пока что самую яркую мою съемку — на розовом озере. В принципе все проекты для Vogue проходили через Олю Дунину и Машу Федорову. Я Маше благодарен не только за это, но и за то, что она никогда не лезла в мои дела. Она всегда поддерживала мои начинания. Были у нас, конечно, споры какие-то определенные, но она никогда не влияла на то, что я делал для журнала. За это я очень сильно ей благодарен. А под конец... вот сейчас мы готовим съемку, которая еще не вышла, и уровень доверия дошел до максимального значения. Такого понимания у меня до этого не было ни с одним издательством. Ко мне прислушивались, с моим мнением считались. За это я очень благодарен Маше Федоровой и Оле Дуниной. Мне, конечно, очень жаль, что Маша ушла. Желаю ей всего самого прекрасного. И чтобы ее окружали хорошие люди.

Юлия и Алиса Рубан, дизайнеры RUBAN

Маша Федорова — не просто главный редактор Vogue или Glamour, а Личность с большой буквы и профессионал высочайшего уровня с колоссальным опытом в fashion. Она ассоциируется с издательским домом Condé Nast и с истоками российского глянца в целом, а также с его лучшими временами. Лично для нас Маша — это наставник и друг, который подтолкнул к творческой деятельности, начиная с первых шагов как стилистов и до идеи создавать одежду. Именно по ее совету мы открыли собственный бренд. Маша содействовала нам и поддерживала на протяжении всего одиннадцатилетнего пути в качестве дизайнеров бренда.

Вера Брежнева, певица и актриса

Такие новости всегда встречаешь со смешанными чувствами — грустно оттого, что заканчивается действительно интересный, насыщенный и увлекательный период, в котором Маша была идейным вдохновителем и движущей силой. А с другой стороны, светлое чувство, что откроется много новых возможностей. Это как хороший фильм в нескольких частях, всегда хочется, чтобы скорее вышло продолжение.

Уверена, что оно будет увлекательным и интересным, как сами герои, которые на жизненном пути не упускают главное — остаться верными себе, своим ценностям и, конечно же, быть готовыми и открытыми всему новому!

Арсений Джабиев, фотограф

C Машей Федоровой мы познакомились в 2010 году, когда я был еще совсем юным. Уже тогда меня поразил абсолютный разрыв шаблона образа главного редактора. Маша не была отстраненной и закрытой, никогда и никому не пыталась показать или явно обозначить власть, присущую позиции. Все, с кем Маша работала, знали ее как напарника и человека, готового обсуждать различные точки зрения: если мнения не совпадали, Маша объясняла свою позицию так, чтобы оппонент действительно понял траекторию действий. Любая идея для Маши — возможность изучать, экспериментировать, делать выводы и открывать новые пути. Маша всегда понимала, что творческий человек раним, и оберегала чувства людей, с которыми она работает. Больше чем за 10 лет совместной работы она стала другом, честным и заботящимся обо всех вокруг. А для модной индустрии Маша безусловно была и есть очень важный персонаж. Она росла, менялась и изучала со всеми нами. С одним отличием — она никогда не теряла интерес и любовь к тому, что она делает. Vogue Russia под начальством Маши Федоровой был многогранным и открытым к аудитории как никогда. Многие наконец-то оказались услышаны и показаны миру. Я горжусь работой с Машей и очень благодарен за ее поддержку как в профессиональной среде, так и вне ее.

Джампаоло Сгура, фотограф

Мы с Машей сделали много очень клевых съемок для Vogue Russia. Моя любимая — к 20-летию издания, которую я снимал в Париже с главными русскими красавицами: Натальей Водяновой, Ириной Шейк и Наташей Поли. Маша была тогда с нами на площадке и заряжала энергией всю команду. У нее есть уникальная способность всегда быть на позитиве, но в то же время очень четко и уверенно отстаивать свои решения. Она всегда знает, какой результат хочет получить, поэтому работать с ней чистое удовольствие.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}