Темы
T

1017 ALYX 9SM:

Мэтью и Дженнифер Уильямс

Streetwear-бренду нового поколения1017 ALYX 9SM всего четыре года, но он на слуху у всех. В 2016-м его сооснователь Мэтью Уильямс (бывший стилист, диджей и креативный директор, успевший поработать с Леди Гагой, Канье Уэстом и Александром Маккуином) стал финалистом LVMH Prize, а в 2019-м вошел в рейтинг 500 главных людей в моде по версии BoF. В конце года марка выпустила совместную коллекцию с KM20 к десятилетию концепт-стора, а стоящие за ней Мэтью и его жена Дженнифер приехали в Москву. Редакционный директор The Blueprint Александр Перепелкин сходил с ними в Московский Кремль — и обсудил состояние моды.

Как вообще сложился ваш дуэт?


Он был диджеем в клубе…


Я увидел ее и подумал, что это — самая красивая девушка, которую я когда-либо встречал. Я не хотел потом жалеть, что не познакомился с ней, подошел и сказал, что у нее красивая рубашка. Начали встречаться. Прошло несколько месяцев, она осталась в ЛА, а у меня была работа в Нью-Йорке, но я был по уши влюблен. Так что мы решили переехать в Нью-Йорк вместе после трех месяцев знакомства. Мы были вместе около года, но потом расстались. А спустя еще четыре с половиной года она написала мне, пригласила на концерт. Так и снова закрутилось.

Дженнифер

Мэтью

Мы нацелены на то, чтобы все показанное на подиуме в итоге оказалось и в магазине



А теперь вы живете и вовсе в Италии?


Да, этим летом, как раз перебрались в Милан.

Дженнифер

И как построена ваша работа? Кто из вас чем занимается внутри бренда?


Кажется, я уже перепробовала все позиции в нашем бренде: я занималась дизайном, продажами, маркетингом. Сейчас я сфокусировалась на продажах, а также являюсь лицом бренда и шоурума, работаю со всеми важными клиентами. Но еще мы оба определенно погружены в процесс дизайна. Нам очень интересно работать вместе и смотреть, что получится из этого.

Дженнифер

Значит, нет никакого разделения — один работает над аксессуарами, другая над одеждой?


Нет, Дженнифер работает сразу надо всем. И у нее всегда полно новых идей — и все они крутые. Вот на прошлой неделе, когда я работал со стилистом над съемкой для следующего сезона, Дженнифер придумала нам прическу. Мне повезло, что она рядом, вдохновляет меня и поддерживает. Она самая потрясающая женщина в мире, а я ее самый большой фанат.


В нашей индустрии не часто встретишь такие чувства.


Это и правда исключительный случай. И поэтому в нашем бизнесе так много страсти, мы зависим друг от друга. И да — без проблем не обходится. Можно сказать, что бизнес стал проверкой наших отношений на прочность.

Мэтью

Мэтью

Давайте как раз поговорим о прочности бизнеса. Alyx ведь независимая компания? Почему вы не стали частью крупной корпорации, не пошли по пути того же Вирджила и других молодых дизайнеров? Ваш путь кажется куда более тернистым.


В том-то и дело, что у меня был большой опыт в модной индустрии. Даже и до того, как появился BeenTrill (объединение диджеев, в которое кроме Мэтью входили другие молодые дизайнеры — в том числе Вирджил Абло, Херон Престон, Джастин Саундер — и которое позже превратилось в модный бренд одежды. — Прим. The Blueprint). В итоге с этими ребятами [из BeenTrill] я работал много лет. А когда ты работаешь в такой своеобразной группе, то все, что вы делаете, даже по отдельности становится похожим друг на друга. Чтобы избежать такого влияния, я и захотел создать для своего бренда совершенно отдельную, новую производственную структуру. Выстроить всю цепочку от материала до клиента.


Могу спорить, это стало очень непростой задачей.


Это очень сложная и очень грустная история. Начиная непосредственно с производства. Например, каждую третью семейную швейную фабрику в Италии некому унаследовать. Каждый год большие компании приходят и покупают такие бесхозные фабрики. А значит, лет через десять мы просто не сможем делать качественную одежду, не будучи связаны с каким-то гигантом индустрии. А сами фабрики уже начинают накручивать цены, потому что с ними работают крупные компании. У нас же все равно нет выбора, ведь отшиваться где-то надо. Так что для независимого бренда на фэшн-рынке будущее в десятилетней перспективе не кажется слишком радужным. А с другой стороны — мы все равно очень рады, что имеем возможность честно и достойно оплачивать труд всех наших поставщиков и мастеров.

Мэтью

Мэтью

Мастерству наконец стали уделять должное внимание. Вот и Chanel в этом году открывают 19M — пространство, где будут работать их ремесленные мастерские.


А где это будет? Нам нужно узнать побольше об этом проекте — звучит здорово.


В Париже. Откроется большое пространство, главная задача которого — защитить и сохранить эти ремесла.


Hermès делают то же самое, они наняли недавно два десятка человек, половина из которых мастера-ремесленники. Это очень круто. Я уверен, что одна из обязанностей больших модных домов — поддерживать свободу и жизнь ручного тонкого производства. Помогать сохранять это знание, передавать его дальше, показывать, как важен этот кропотливый труд.

Мэтью

Мэтью

Я недавно был на одной из выставок Balenciaga, и часть истории, которая там рассказывалась, была о фабриках, которые создавали ткани исключительно для Balenciaga. Можно ли сегодня выстроить так процесс производства одежды?


Именно этим мы и занимаемся каждый сезон. Иногда на это уходит год или полтора. И конечно, к каждой фабрике свой подход. Особенно с теми, что специализируются на инновационных материалах. Например, мы создавали вещи из кожи с дополнением технологии Dyneema, самого прочного материала в мире. Или с кевларом. Нам очень интересно искать производственные решения.


Ваш бренд изначально был субкультурным явлением. Что, по-вашему, сейчас вообще происходит с субкультурами? Нет ощущения, что соцсети разрушают их, подменяют трендами и микротрендами?


Это и правда очень интересный феномен. С одной стороны, зачастую то, что все воспринимают как субкультуру, оказывается просто частью обычной жизни. Как с серфингом и скейтбордингом в Калифорнии — там это просто заурядное явление. А вот вчера мы были в гей-клубе и прочувствовали гей-субкультуру, и это было очень круто.


Было потрясающе! Вообще иногда нужно попасть в клуб, например, в «Бергхайн», чтобы понять, что там происходит. Заглянуть онлайн — не получится. И так — со многими местами. И это здорово.

Мэтью

Мэтью

Дженнифер

При этом у вас должен выйти совместный мерч с «Бергхайном»? Разве это не разрушает всю уникальность опыта посещения?


Я думаю, это более сиюминутная вещь. Мы все сейчас разделены, изолированы друг от друга, заперты в собственных смартфонах. А такие вещи превращаются в совместный, разделенный многими опыт. Я не воспеваю прошлое, но хотелось бы духовно вернуться во время, когда было понятно, что общность — важная часть жизни.


И на какой части коллекции вы хотели бы сфокусироваться лично? А то сейчас бренды все чаще уделяют коллекции 10% усилий, а остальные ресурсы тратят просто на мерч.


Грустная история. Смотришь шоу, приходишь в магазин, чтобы найти все эти клевые вещи, которые увидела, а в итоге не видишь ничего, кроме логотипов. Мы нацелены на то, чтобы все показанное на подиуме в итоге оказалось и в магазине. Но конечно, не забываем и о таких простых, базовых вещах, как, например, футболки. Это ведь вещь, которую носят постоянно.

Мэтью

Дженнифер

Мы все сейчас заперты в смартфонах. Хотелось бы вернуться во время, когда общность была важной частью жизни

Александр

Раз мы заговорили о футболках. Я недавно услышал от одного дизайнера, что сложнее всего сделать стул. Казалось бы, обычный и простой предмет. Но чтобы сделать его оригинальным, вневременным, нужно приложить очень много усилий. Можно ли то же самое сказать о футболке?


Да. Хотя бы потому, что это включает в себя развитие и внедрение в производство новых материалов. Мы уже три с половиной года работаем с экологичными материалами, и процесс это сложный и длительный — нам приходится много тестировать, изучать, проверять. Но зато мы видим, что экологичные материалы уже стали важной частью люксового рынка. Мы используем перерабатываемый трикотаж, перерабатываемый кашемир, работаем с тканью из рыболовных сетей и с экокожей. А еще мы начали внедрять услугу восстановления обуви. Можете принести к нам любую пару, чтобы восстановить ее, улучшить, дополнить новыми деталями.

МЭТЬЮ


Дизайнеру приходится быть еще и экологом.


Да, тем более вопрос экологии очень сложный. Особенно если речь идет об искусственном мехе или коже. К примеру, раньше вы покупали кожаный пиджак и носили его двадцать лет. Разве это не ответственное потребление? А сейчас — мы можем купить что-то, что нам не нужно, выкинуть и купить что-то новое. Надо хорошо понимать, какой вред наносит производство конкретной вещи окружающей среде и как ее можно безопасно утилизировать.


Ведь натуральная кожа будет разлагаться в естественной среде несколько лет, а искусственная — несколько тысяч. Экологичное производство — это множество взаимосвязанных вещей: потребление воды, долговечность вещи, переработка, ремонт. И конечно, бюрократия. Ну вот возьмем, к примеру, резину. Китай потребляет больше натуральной резины, чем производит. Можно найти фабрику в Индонезии, чтобы она поставляла продукцию в китайский Гуанчжоу, но ее продукцию обложат пошлинами и налогами. Или кожа — во Вьетнам вы можете импортировать кожу, но вы не сможете ее потом экспортировать. И все эти правила, запреты, разрешения меняются каждый день. Но всегда есть то, что зависит только от тебя. Мы, например, стараемся производить как можно меньше прототипов.



Александр

Дженнифер

МЭТЬЮ

То, что одни воспринимают как субкультуру, для других — часть обычной жизни. Как серфинг и скейтбординг в Калифорнии

В недавнем разговоре с Тимом Бланксом (внештатный редактор Business of Fashion) на Voices вы рассказывали о streetwear. И как я понял, вы не хотите, чтобы вас называли streetwear-дизайнером.


Я не очень волнуюсь о том, как меня называют. Тем более этот термин, кажется, и придумали на Business of Fashion. Я горжусь своей связью со streetwear, но не думаю, что одежда, которую я создаю, — это уличная мода. Я просто черпаю вдохновение из этой культуры. Но вообще пусть называют как хотят, мне все равно.


Мне кажется, для streetwear наступает переломный момент, последние десять лет streetwear kids доминировали на подиумах, но сейчас ситуация стала выправляться.


Мне кажется, сейчас всем хочется выглядеть более расслабленно и повседневно. Посмотрите на фотографии из 60-х — все выглядели роскошно, потом была эпоха хиппи, потом глэм, когда всем хотелось выйти из-под контроля, потом гранж. Ему на смену пришел streetwear. Теперь и он отходит на второй план. Просто к этому нужно спокойнее относиться.

Мэтью

Дженнифер

За чем, по-вашему, стоит следить сейчас? Музыка? Инфлюенсеры? Кто или что вас вдохновляет?


Я все больше вдохновляюсь опытом, который получаю из реальной жизни. Реагирую на новости, на мир, в котором живу.


Разве он не слишком грустный?


У вас всегда есть выбор — сфокусироваться только на негативных сторонах жизни или найти и позитивные. В конечном итоге я выбираю жить собственной жизнью и что-то делать. Вот, например, в Милане для Олимпиады высаживают миллион новых деревьев, и это реально влияет на наш физический мир. Это не компьютерный код, а жизнь.

Мэтью

Мэтью

А вот отчет McKinsey на 2020 год сообщает, что уровень стресса в этом реальном мире постоянно растет. И виной всему постоянные изменения.


Но стресс помогает нам найти решение.


Вообще, когда система ломается, мы наконец получаем возможность понять, что что-то не так, и добиться изменений. И они уже происходят. Я читал, что новые деревья помогут улучшить ситуацию с выбросами углекислого газа. Как и новые корма для коров. Так что я надеюсь, что через десять лет мы увидим мир совсем другим.

Дженнифер

Мэтью

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}