T

Открытие года — Charles de Vilmorin

Бренду Charles de Vilmorin еще нет и года — дизайнер Шарль де Вильморен запустил его во время карантина, в апреле, а сейчас за его вещами уже выстраиваются в очередь звездные стилисты. Выпускник Школы парижского Синдиката высокой моды стал настоящей сенсацией кутюрной недели — критики наперебой сравнивали 24-летнего дизайнера с Сен-Лораном и вообще предрекали большое будущее. И вот будущее наступило. Не прошло и двух недель после показа, как Шарля де Вильморена назвали новым креативным директором Rochas. Его первую коллекцию в этом качестве мы увидим осенью. А поговорили с де Вильмореном мы буквально накануне назначения. Дизайнер откровенно ответил на все вопросы Насти Сотник, кроме одного, как оказалось — самого важного.

Шарль, удивлена, что не видела вас среди участников Фестиваля моды и фотографии в Йере — уверена, вы просто созданы для этого места!

Я пытался поучаствовать в нем три года назад, но ничего не вышло. Беру свое на неделях моды.

Charles de Vilmorin запустился в не самое простое время. Как вы это пережили?

Свою первую коллекцию я сделал еще за пару недель до пандемии — в ней много узнаваемых вещей, например, куртки из денима. И запустил свой бренд в конце карантина, просто потому что торопился — назначил дату запуска, хотя даже не знал, когда заканчивается локдаун. Мне просто не терпелось показать свой бренд людям. Конечно, было непросто, но собственный бренд — это всегда непросто.

Charles de Vilmorin, Couture весна-лето 2021

В условиях карантина с этим вызовом было справиться труднее?



Нет, думаю, я точно так же переживал бы в любом случае. Возможно, конкретно для моего бренда карантин даже стал преимуществом. Во-первых, все были очень вовлечены в онлайн-пространство, в социальные сети, а потому все новое, что там происходило, просто не могло остаться незамеченным. Люди оказались в изоляции, и буквально вся их жизнь проходила в интернете — это было единственное окно в окружающий мир. Во-вторых, в тот момент людям необходимо было видеть что-то новое, яркое по цветам, радостное — а вещи Charles de Vilmorin именно такие.

Для молодого дизайнера вы очень быстро пришли к кутюру. Как так получилось?

Если честно, это вообще не входило в мои планы. Но когда организаторы Недели высокой моды в Париже спросили меня, хочу ли поучаствовать с показом в этом году, я, конечно же, согласился. Это отличная возможность для молодого бренда в принципе, а для Charles de Vilmorin — особенно, ведь именно кутюр позволяет продемонстрировать все то, что я так люблю: ручная работа, красочная роспись по тканям, смелость в конструкциях и образах. Я придумал все 12 образов из коллекции у себя в студии, у родителей в Компьене, где провел чуть больше двух недель во время локдауна, вручную расписывая полотна, ткани. Меня очень вдохновили работы театральной художницы Ники де Сен-Фалль. Вообще, рисование — моя любимая техника, это важная часть кода Charles de Vilmorin. Было немного сложно организовать работу на расстоянии — два мастера работали из Парижа, но вроде все удалось. Ну и конечно, сроки поджимали.

В работе над кутюрными образами вы уделили большое внимание и макияжу, с чем вам помогали специалисты M.A.C. Как сложилось это партнерство?

M.A.C. связались со мной почти сразу после того, как я запустил свой бренд. Мне написал Дрю Эллиотт [глобальный креативный директор M.A.C.], я рассказал о своем проекте для кутюрной недели моды — и все, M.A.C. тоже захотели в нем участвовать. Косметика всегда играет важную роль в образах для моего бренда — работая над вещами, я всегда представляю себе итоговый образ сразу вместе с макияжем. В кутюрной коллекции для меня было особенно важным, чтобы детали узоров, нарисованные от руки, повторялись на лицах и телах моделей. Мы думали о том, как красятся дети, о таком наивном, возможно, даже грубом подходе к работе с косметикой. Большую роль в том, как макияж соединился с вещами из этой коллекции, сыграла моя близкая подруга Анаэль Постоллек — мы работаем вместе еще со школы. Она придумала, какие конкретно цвета, детали и фактуры стоит подчеркнуть в образах. Например, на видео вы можете видеть трех моделей, раскрашивая тело которых мы использовали основные символы коллекции — узелки, драконов, цветы.

В этом году молодые дизайнеры проще решаются на кутюрные линии. Вспомним хотя бы Area. Как думаете, откуда такая смелость?

Просто высокая мода не стоит на месте, развивается. В результате она становится доступнее, она как будто все проще относится к себе. Нам всем нужна какая-то другая, новая высокая мода. Та, которую делают Viktor & Rolf, например, и другие бренды, которые смотрят на кутюр как на эксперимент. Кутюр все больше становится площадкой, на которой хочется заявить что-то новое, — а в этом всегда главная амбиция дизайнеров, особенно молодых.

Не обидно было, что ваш большой дебют на кутюрной неделе моды проходил в онлайн-формате?

На самом деле нет, потому что онлайн-формат — это же еще один серьезный шаг в сторону доступности для всех, кто хочет быть причастным к кутюру. Конечно, у нас не было выбора, и если бы он был, я бы с удовольствием сделал именно офлайн-шоу — не могу дождаться, когда покажу коллекцию живым людям, устрою настоящий праздник! Но мы должны адаптироваться к сложившейся ситуации. Я научился не строить большие планы на будущее — и стараюсь сосредоточиться лишь на том, что мне нужно сделать конкретно сейчас. Например, в ближайшее время я пересмотрю видеопрезентацию коллекции и вычленю все спорные моменты, чтобы в будущем показать результат еще лучше.

Интересно, что ваш дебют на кутюрной неделе моды совпал с дебютом нового бренда Альбера Эльбаза, у которого вы когда-то стажировались в Lanvin. Как вам работалось с ним?

Я всегда восхищался работой Альбера Эльбаза, особенно когда он был в Lanvin. Я стажировался там, когда учился в средней школе, и точно могу сказать, что научился у него почти всему, что умею. Это был мой первый опыт работы в доме, мне давали попробовать себя в разных модных и творческих профессиях, объясняли все механизмы. Тогда я в очередной раз понял, что хочу заниматься модой, делать свой бренд.

Вы давно погружены в мир моды. Каким было ваше первое большое модное впечатление?



Я помню шоу Гальяно для Dior весна 2011, на которое его вдохновили работы художника Рене Грюо. Это было настоящим открытием. Я тогда понял, что хочу быть дизайнером.

А что в моде вас больше всего расстраивает?

Это хитрый вопрос. Конечно, обман расстраивает больше всего остального. Но я не хотел бы приводить конкретные примеры.

Вы боитесь чего-нибудь?

Я бы не сказал, что прямо боюсь. Просто понимаю, что на многие вещи нужно обращать внимание, чтобы не случилась катастрофа. Это, скорее, тревога, которая всегда возникает, если идешь вперед.

Вы не только дизайнер, но и режиссер — в этом мы убедились благодаря мини-фильму для GucciFest и клипу Лори Дармон Que tu te déhanches devant moi. Как это помогает в работе над коллекциями?

Это все часть меня, часть моей ДНК. Я не разделяю все эти направления: каждый мой проект вдохновляет другой. Например, перед съемками клипа я слушаю ту или иную песню — и это рождает идеи, которые я реализую в одежде. Понимаете, ведь у моды, музыки и всех остальных форм искусства общая цель — выражать разные точки зрения на творчество, общество, политику. Вот Леди Гага, икона стиля, выбирает, для того чтобы спеть национальный гимн на инаугурации [Джо] Байдена, кутюрный наряд Скиапарелли — и в этом акте творчества соединяются музыка, политика и мода. Так это и происходит!



Фильм для Gucci Fest

клип Que tu te déhanches devant moi ДЛЯ ЛОРИ ДАРМОН 

Какую музыку вы слушаете?

В этом смысле я меломан — слушаю многое и разное. Мне очень нравятся молодые исполнители. Например, Эмма Питерс, Николас Дакс, Максанс Жанвран, Джоанна.

Вы сказали, что формы искусства помогают выражать разные точки зрения. Что вы выражаете в своем бренде?

Непредубежденность и толерантность. Для людей моего поколения говорить на эти темы, поднимать их — естественно. Их даже не нужно анализировать, потому что правильность этих идей очевидна. И не нужно специально выбирать слова, правильные формулировки, чтобы о них высказываться. Это должно быть естественно — и только так это будет честно и никому не навредит.

А бизнес-стратегия бренда у вас есть?

Немного сложно всем управлять, потому что я почти все делаю один. У меня даже особо не было времени фокусироваться на том, что будет дальше, какой следующий шаг. Скоро я планирую впервые нанять кого-то — это важно. Могу так сказать: моя главная цель — максимально расширить марку.

Какой бренд, кроме своего, вы бы хотели возглавить как креативный директор?



Я не знаю пока, посмотрим (теперь-то мы уже знаем, что Шарль лукавил).

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}