Blueprint
T

сказки
н
ового года

Канун Старого Нового года — прекрасное время, чтобы вновь вернуть себе праздничное настроение. В этом вам поможет наша новогодняя литературная коллаборация, с которой мы начали 2022-й. По просьбе The Blueprint российские писатели, писательницы, поэты и поэтессы написали свои рождественские истории — очень разные, но все про «здесь и сейчас». Каждый день новогодних каникул мы публиковали по одному рассказу или стихотворению, а теперь собрали их вместе. 

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Оксана Васякина
«Дары волхвов»


«Не бывает черного леса

Ночью он серый как сталь 

И свет отраженный от снега его освещает

Черная ночь вся в дырочках призрачных звезд

И над тропой стволы разбивают сугробы»


читать полностью →


Благодаря героине The Blueprint 100 Оксане Васякиной фемпоэзия вырвалась за пределы маргинальных литературных сообществ, а ее роман «Рана» в 2021-м оказался в шорт-листах нескольких литературных премий. «Рану» обсуждают не только как безупречный пример русского автофикшна, но и как способ говорить о русском всем — поэзии, гендере, семейной памяти, Родине вообще. Для рождественского проекта The Blueprint Оксана написала стихотворение, в котором память о детстве соединяется с памятью о чудесах.


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Саша Степанова
«Новогодняя психологическая помощь»


«В гостиной рухнула елка.
Я услышал, как разлетаются по полу осколки,
и закрыл глаза.


***

Коробку стеклянных фигурок привезла вчера Алина. Тихо, со мной не советуясь, продала бабушкин дом в Курьянове, даже вещи не забрала — зная жену, я догадался, что она заказала мусорный контейнер и просто отправила всё на свалку, не разбираясь. Из Москвы Алина вернулась мрачная, как будто не избавилась от лишней недвижимости, а взяла еще один кредит. Опустила на кухонный стол обмотанную скотчем коробку — внутри глухо звякнуло»


читать полностью →


Саша Степанова — писательница, литературный редактор и соведущая подкаста «Ковен Дур». Она коллекционирует и изучает городские легенды, пишет современную прозу в жанре young adult: серия книг «Двоедушники» удачно соединила приметы мистической, подростковой и актуальной прозы. Для The Blueprint Саша сочинила настоящий рассказ о чудесах в интерьерах большого теплого выборгского дома с камином, допотопными трубами и чуткими соседями.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Татьяна Замировская
«Оздоровительная гимнастика»


«Не придумывалась хорошая шутка для соцсетей о том, что и правильно, в общем-то, не выбросила елку. Когда рождественский подарок доставляют только 25 января, с елкой можно вообще не дергаться: сайт производителя еще пару недель назад сообщил, что на новинку большая очередь и придется подождать. Видимо, все сейчас дарят друг другу на Рождество шлем виртуальной реальности, поняла она; видимо, теперь это лучший подарок. Да и что теперь увидишь в реальной реальности, ничего не видно. Рябит в глазах, и серая клеточка мелко-мелко бежит-едет по темно-зеленому икеевскому покрывалу: то ли аура мигрени, то ли зрительная кора тает, как хрустальная наледь, от плывущей в горизонт сетчатости»


читать полностью →


О Татьяне Замировской лучше всего расскажет ее проза: три сборника коротких рассказов «Жизнь без шума и боли», «Воробьиная река» и «Земля случайных чисел» (номинировался на премии «НОС» и «Нацбест»), а также вышедший в 2021 году и тут же ставший бестселлером роман «Смерти.net». Он обеспечил Замировской еще одну номинацию на «Нацбест», признание критиков и место в списке The Blueprint 100. Как и в «Смерти.net», в рождественском рассказе для The Blueprint писательница переосмысляет смерть — и Рождество — в цифровую эпоху.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Линор Горалик
Стихотворение 


«А как выйдет младенец биясь и крича

так сосед вызывает мента и врача

и склонившись над яслями оба

держат тайный совет с ослецом и тельцом

оттесняя подальше Марию с отцом

не мелькайте мамаша я тут говорю с понятыми»



читать полностью →


Линор Горалик — писательница, которая точно не нуждается в представлениях. В своем последнем романе «Имени такого-то» она рассказывает реальную историю эвакуации подмосковной психиатрической больницы в Великую отечественную войну и переосмысляет ее как событие почти библейского масштаба, как испытание на человечность. Таким же испытанием на человечность становится в рождественском стихотворении Линор для The Blueprint явление миру божественного младенца.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Евгения Спащенко
«Коляда»


«Солнце заходит. Я скатываюсь с обледеневшей подножки трамвая прямо в сугроб и стараюсь поймать последние лучи — слабые, болезненно-оранжевые. Пока мама с папой таскают из вагона сумки, а сестра Нюша копается в карманах пальто, мне видна дуга поблекшего диска. Но вот последний отсвет падает на мои волосы, заливая медью рыжину, и гаснет, растворяется в сумерках без остатка. Лишь ржавые кисточки кос из-под моей шапки напоминают о закате. Их не берет ни изморозь, ни синева, налипающая на алые бока трамвая»


читать полностью →


Евгения Спащенко — писательница, соведущая окололитературного подкаста «Ковен Дур», преподавательница курсов писательского мастерства. Вы можете знаеть Спащенко по сказочной дилогии для взрослых «Терновая ведьма», а также по книге «Сказка о невесте Полоза» и эскейп-притче «Кейптаун, которого нет». Евгению всегда влекло все волшебное и сказочное, в ее прозе звучат отголоски фольклора и мифов. Так и в истории, которую она сочинила для The Blueprint, слышится нечто гораздо более древнее и значительное, чем просто перестук колес электрички.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«ты слышишь песню матерей

Coventry Carol

ту песню матерей из Вифлеема

ту колыбельную, что матери поют

обреченным детям:


Lully, lulla, thow littell tine child,

By by, lully, lullay thow littell tyne child,

By by, lully, lullay!»


читать полностью →


Алла Горбунова
COVENTRY CAROL


Алла Горбунова вошла в список The Blueprint 100 в 2020-м году, а в декабре 2021-го у нее вышел сборник «Лето» о карантинном быте на старой даче. Стихотворение Аллы, вошедшее в рождественский литературный сборник The Blueprint — дань жанру Christmas Carol, песнь, которая славит бога и рассказывает об удивительном устройстве мира.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Евгения Некрасова
«Тут снег и холодно»


«Люди жили в Подмосковье рядом с лесом. Женщина, мужчина, их двое детей-дочерей 5 и 10 лет. Зачем тратить деньги на елку и доставку. Собрались гулять в лес. Взяли топор. Пошли в лес в дутых комбинезонах и куртках. Дети-дочери в розовых, мать в красном, отец в черном. На санях везли Младшую, Старшая просилась тоже, но ей сказали, она уже выросла, и попросили ее везти сестру. Младшая увидела лежащую невысокую ель на краю леса. Молодец, ее похвалили. Топор не понадобился. Родители погрузили дерево на сани, повезли домой. Там ель поставили в ведро с песком. Ничем больше не закрепили, поэтому ель чуть завалилась набок. Ее нарядили электрическим проводом с пластиковыми сосками-лампами, шарами из стекла, стеклянными фигурами животных, некоторые с дырами и острыми краями, через разбитость показывалось пустое нутро»


читать полностью →


Евгения Некрасова — писательница, сценаристка, куратор Школы литературных практик и героиня списка The Blueprint 100 — 2022. В этом году, не считая сборников, рассказов и проектов, у нее вышло две книги. «Кожа» — о том, как меняются кожей американская и русская рабыни, — сначала появилась в виде аудиосериала на Bookmate. А «Домовая любовь» — сборник стихов и прозы о сложных отношениях женщин с их жилищами — в очередной раз доказал, что в современной литературе только Евгения Некрасова умеет говорить о бытовых проблемах так, чтобы обнаруживался их вневременной мифологический смысл. В этом легко убедиться, прочитав текст Евгении для рождественского проекта The Blueprint. «Тут снег и холодно», как средневековая мистерия, проводит читателя из ада в рай, от ужасов к чудесам.


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

​​Максим Сонин
«Л.Р.И.»


«Сложно сказать, что делала каждая лесбиянка, известная и неизвестная, в ночь на двадцать шестое декабря две тысячи двадцать первого года. Что снилось ей, этой обобщенной женщине, футболистке, водительнице троллейбуса, музыкантке, фотографине, когда она ложилась в эту ночь спать или выходила на смену, смотрела с родителями кино, еще не зная о себе чего-то важного, или долистывала конспект, слова в котором уже давно потеряли всякое осмысленное значение? В Москве и Амхерсте, Нью-Дели, Гонконге и Зильс-им-Энгадине происходили эти бесконечно разные, непредсказуемо сложные, несчастные и счастливые жизни. Про каждую можно было бы написать по роману и так и не узнать, что именно происходило в эту ночь... Но про одну-единственную лесбиянку можно сказать с уверенностью — ее ночь началась с разговора о чемоданчиках»


читать полностью →


Максим Сонин — небинарная писательница из Москвы (которая предпочитает обращение в женском роде), выпускница университета Хаверфорд в Филадельфии. Сейчас Максим заканчивает магистратуру в университете Чикаго и пишет диплом по структурным алгоритмам в романах Джейн Остин. Максим — авторка романов «Письма до полуночи», «Двоица» и «Охота» а также проекта «Сцены секса 18+». В 2020 году попала в список The Blueprint 100. История Максима для рождественского проекта The Blueprint как будто напрямую вдохновлена «Рождественской песней» Диккенса. Как и Диккенс, Сонин напоминает нам, что Рождество — это время делиться любовью и уметь принимать ее.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Марина Козинаки
«Катя»


«Из окна на Иду смотрел лес. Он подошел к дороге и застыл на краешке, как будто собирался перейти улицу. Несколько тонких березок, похожих на угловатых подростков, уже стояли у самой калитки в Идин двор. Ида поежилась от внезапного воспоминания еще со времен школы: парни стояли вот такими же кучками у входа в ее класс, свистели девчонкам и мерзко шутили. А потом один из них схватил ее за локоть, затолкал в соседний куцый коридорчик и протянул откуда-то взявшуюся помятую розу. Иду тогда от страха чуть не стошнило»


читать полностью →

Писательница Марина Козинаки — еще и иллюстратор и соведущая подкаста «Ковен дур». Она известна серией книг о взрослении и природной магии «По ту сторону реки» и романом «Наша Рыбка», действие которого происходит в современной Москве. В истории, которую Марина написала для The Blueprint, на первый взгляд, нет мистики, только сложная дружба, разбитое сердце и плохой сигнал. На деле же странное окружает нас повсюду, как живой лес, подступающий прямо к домам и пожирающий их.


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}